Версия для печати

О создании серии ЗКВ 4.13 Найденный рай

Комментарии актеров и создателей:

Rob Tapert: «Одним из основных моментов для меня и зрителей было увидеть Габриель в сексуальном наряде, занимающейся йогой с Эйденом. И Рене действительно отнеслась к этому ответственно, она пошла на уроки йоги, чтобы делать эти безумно сложные позы…И они пригласили Джереми Робертса, который играл Эйдена, и он сказал: «О, да, я когда-то занимался йогой». В общем, он приехал сюда и оказалось, что он годами ничего не делал и это его почти убило. Но он был актером. Вообще, это была одна из причин, по которой я хотел еще раз поработать с Джереми. Потому что, если в собираетесь делать что-то амбициозное и времени у вас мало, то убедитесь, по крайней мере, что актеры, с которыми вы работаете, великолепны, тогда будет сложно потерпеть неудачу…И так как я большой поклонник Максфилда Пэрриша, то вполне естественно, что я хотел привнести эти образы в мир, который мы создавали. И это казалось правильным – идиллическая красота и чрезмерно романтическое освещение. И этот эпизод вышел абсолютно в стиле Пэрриша… Но о чем я сожалею в этом эпизоде, так это то, что хотя первые три акта вышли хорошей, интересной, интригующей драмой. А потом я выкинул это все и позволил главному герою скрываться за накладными зубами, что всегда плохая идея, потому что мне нужны были в четвертом акте сражение и развязка, как во всех эпизодах. Мне нужно было попасть туда. Поэтому Зена должна была сойти с ума, и это все вышло как-то слишком, по многим причинам мне бы хотелось, чтобы мы не отходили от изначального варианта. Но кто-то сказал: «Ладно, давай сделаем это!» До сего дня…я бы хотел, чтобы в сценарии было лучшее решение в этой истории и, возможно, мисс Манхейм может сказать, что у нее оно было и я просто облажался. Но этот тот самый случай, когда ты оглядываешься назад и говоришь: «О чем вы думали? Зачем вы это сделали?»…В путешествии между Грецией и Индией должен быть маленький перерыв, который мы и показали в этом эпизоде. Поэтому, это было вступление в индийские эпизоды и задало тон…Этот эпизод хотел показать, где были герои и возвести это до абсурда…и там были сцены, которые позволили мне принять эту идею. Мы сделали эту гигантскую круглую кровать инь и янь, на которой Габриель просто блаженствовала, плыла, а Зена была просто не в состоянии это сделать, она с каждой секундой становилась все более и более яростной. Этого не было в сценарии… И у нас были возможность сделать подобные вещи и с Зеной, которая теряла свой разум, у нее заканчивалось время и она это понимала, но она делала массаж Габриель и ее нос продолжал кровоточить, и она ловила капли до того, как они упали бы на Габриель. Это было одновременно красиво и мерзко, и показывало слабость Зены, которой была Габриель, в то время как та ускользала все дальше и дальше…Эйден не был даже богом…он был просто свами, это что-то вроде мага. Он был всего на шаг выше заурядного злодея, кроме того, Джереми Робертс сыграл его великолепно. Но я не думаю, что у него были какие-то особые качества…о, я не могу так сказать. У него были уникальные способности, которых не было у других злодеев, но он все равно был просто злодеем…
На самом деле я даже не планировал быть режиссером этого эпизода. Я хотел снять один из этих проклятых индийских серий… И, также, чтобы компенсировать все деньги, что мы потратили, этот эпизод нужно было сделать за пять с половиной дней. И я подумал, что это будет хорошим опытом для меня, как режиссера, сделать самую короткую серию, что мы когда-либо снимали в ЗКВ. Раньше в эпизодах я давал себе больше времени, но теперь я хотел поработать пять с половиной дней, четыре героя…и даже не смотря на то, что это была маленькая история и маленький актерский состав, там были те визуальные эффекты, которые я, вроде как, хотел запечатлеть. Поэтому были определенные аспекты в этой истории, которые, даже при очень плотном графике, я думал, что смогу реализовать».
Chris Manheim: «Как сценарист…я упустила определенную глубину персонажа Эйдена. Он кажется слишком простым для того, кем является. То есть, я знаю, что он йог и все такое…Для меня он почти тот о ком говорила Наджара, ну, Джин. Он что-то вроде этого. Он человек, который накопил много духовной силы, которую он используют во вред. Но я помню, что мы обсуждали, что он хотел использовать доброту Габриель, чтобы вырваться из того места, где он жил и завоевать мир. Он снова хотел попасть в мир…Я просто так и не вписала это в сценарий. Но мы обсуждали эту мысль…Было очень важно, что мы не считали Габриель абсолютной тупицей, чтобы поверить Эйдену, в этом, самом деле, было много смысла ведь, как мы надеемся, Габриель и зрители попали под его чары. И те вещи, что он говорит, они ведь правильные; мы понимали почему он это говорил позже, но он говорил правильные вещи. И это было важно для актера зацепиться за его правдивые слова, чтобы Габриель не выглядела просто куклой…Основная идея этого эпизода, по крайней мере, для меня, была в том, что я просто не верю, что добро может быть пассивным. Не достаточно просто «не причинять вред». Недостаточно просто быть пассивным и не вредить другим. Добро должно быть активно, потому что зло, определенно, активно. И когда добро спит, то зло торжествует. Поэтому, я думаю, что если вы чему-то и можете научиться из этого эпизода, так это тому, что если зло активно, то и добро должно быть активно в равной степени, чтобы достичь баланса».
Renee O'Connor: «Роб Таперт очень визуален, как режиссер и как продюсер. Он начинает с того, что придумывает, что хотел бы увидеть на экране. У него может быть фотография из книги или картина, и на этом он основывается. А еще у него удивительно странное чувство юмора, которое я считаю уморительным. Как в моменте с черепахой в этом эпизоде, когда мы там и не узнали уничтожит эту бедняжку Зена, бегущая к нему. Это так похоже на Роба. И он очень хорош с актерами и может поговорить с ними. С ним есть доверие, которого не бывает со многими режиссерами, если только они не снимали уже пару эпизодов. Он может заставить тебя сделать что угодно. У некоторых режиссеров просто есть эта способность... Знаете, что сказал Роб во время съемок сцены, где Зена наблюдает за тем, как Эйден утешает Габриель?! Он сказал: «Люси, она в руках другого мужчины!» И Люси начала: «В руках другого мужчины!» Это было уморительно, потому что это была довольно серьезная сцена и Люси не могла удержать себя в руках. Она начинала смеяться. В следующем дубле, Роб стоял возле Люси и разговаривал с ней всю оставшуюся сцену. Это было довольно трогательно. Но это была смешная фраза. Один из этих классических моментов».
  • Переводчик: Sekmet
  • Дата публикации: 12.07.2015
  • Оговорка: Распространять и копировать данный материал (или его части) запрещено без разрешения автора и указания ссылки на источник. Пользователь, нарушивший данное правило, несет ответственность согласно Части 4 Главе 70 ГК РФ.
Прочитано 770 раз
Опубликовано в О создании серий