Chakram

Это интересно:

Перед тем, как сделать свой знаменитый трюк с выдыханием пламени, Люси пила молоко, чтобы оно защитило слизистую рта и желудка

Зена - королева воинов

"Зена - королева воинов" ("Xena: warrior princess") - сериал, повествующий о приключениях бесстрашной воительницы Зены и ее спутницы Габриель.

Зена - королева воинов

В прошлом Зена была Грозой миров, Завоевателем, сеющим страх и разрушения, но после встречи с Гераклом воительница расскаивается и становится на путь исправления своих ошибок. Читать далее...

РусШВС

Русскоязычный шипперский виртуальный сезон - проект родившийся в 2003 году силами пользователей сайтов AresTemple и ShipText. Это виртуальное продолжение сериала "Зена - Королева Воинов", подразумевающее наличие романтической линии между Королевой Воинов и Богом Войны.

РусШВС

Храм Ареса

Переводы ШВС

Шипперские Сезоны - это набор виртуальных сезонов сериала "Зена - Королева Воинов", которые идут сразу за финальными эпизодами сериала. Прежде всего, они сосредоточены на отношениях Зены и Ареса, постепенно развивающихся в течение сезонов, но в то же время важную роль играют и другие герои, такие как Габриель, Ева, Вирджил, а также новые персонажи.

ШВС

Бойтесь желаний своих

(7 голосов)
  • Автор: Arianwen P.F. Everett
  • Переводчик: Natty
  • Бета: Lils
  • Дата публикации: 21.02.2018
  • Жанр: Гет, Драма, Ангст, AU
  • Пейринг: Зена/Арес
  • Рейтинг: NC-17 (18+)
  • Размер: Мини
  • Предупреждение: Смерть персонажа, ООС
  • Оговорка: Все персонажи “Xena Warrior Princess” принадлежат их создателям и MCA/Universal, Renaissance Pictures. Распространять и копировать данный материал запрещено без разрешения автора и указания ссылки на источник. Пользователь, нарушивший данное правило, несет ответственность согласно Части 4 Главе 70 ГК РФ.

Эта история происходит после эпизода "Шакрам", но до "Притяжения животных". Арес вновь становится смертным и попадает в параллельный мир, где правит Зена-Завоеватель.

Арес вскарабкался на ноги, вытирая крошечную струйку крови в левом уголке рта. Он посмотрел вниз на бедро и заметил, что меча нет. Будь проклят Зевс и его вечные наказания! Он снова был смертным, и, возможно, еще и в параллельном мире. Как бы ему выбраться отсюда?

Зена. Вот так он и выберется, и переживет большую часть свежих ран. Ее абсолютное стремление творить добро не позволит ей отвернуться от него, а если вдруг не выйдет, даже как смертный он все еще был отличным воином. Несколько дюжин заложников, и она точно сделает все, что требуется.

Арес огляделся и застонал от такого "везения". Это был Коринф. Он ненавидел Коринф. Место рождения его раздражающего полубрата, Геракла. Если бы Геракл никогда не родился, жизнь была бы идеальной. Намного больше войны. Страйф был бы жив. И самое главное, Зена была бы его Королевой Воинов, убивая всех врагов на своем пути. Ах, как прекрасен этот мир. Был бы!

Мимо шла белокурая женщина-воин, и Арес усмехнулся. По крайней мере, хоть кто-то знакомый. Это была женщина, которая помогла Зене и Габриель победить Агатона. Зена звала ее Глафирой.

Арес схватил ее за руку. "Я ищу Зену, Королеву Воинов", - сразу заявил Арес. Конечно, эта воительница должна была знать что-то, что могло бы ему помочь найти его избранную воительницу.

"Ты имеешь в виду, Зену-Завоевателя?" - ответила женщина, оценивающе оглядывая Ареса – и оценка явно была высокой. Он производил такой эффект на женщин. Он часто использовал это в своих интересах, хотя и редко сталкивался с женщиной, так бесстыдно глазеющей на него. Ну ладно, он не мог сказать за все параллельные миры, а теперь он знал наверняка, что он был в параллельном мире. Зена-Завоеватель. Ему это уже нравилось.

"Храбрый парень. И глупый. Однако у Завоевателя весьма специфичный вкус. Она хорошо заплатит за такого как ты. Взять его!" - закричала воительница. Внезапно к Аресу подскочили семеро воинов. Ничего необычного. Он выглядел безоружным, которого легко убить. Что было необычно, так это навыки солдат. Их явно обучала его любимица, а без своей божественной сущности его быстро победили и лишили сознания.

* * *

Когда Арес очнулся, он оказался в темнице или чем-то вроде этого. Он также обнаружил, что его вымыли. Его кожа блестела, сапоги были начищены. Он чувствовал себя как подарочный гусь, наряженный для банкета. А может, он и был таким гусем.

Арес ждал, нетерпеливо метаясь по помещению. Единственный свет проникал сквозь маленькое окно. На нем была прочная решетка, но если бы ее и не было, окно было для него слишком маленьким, чтобы пролезть. Дверь также была прочной и хорошо закрыта. Стало очевидно, что пока или если кто-нибудь не придет выпустить его, он здесь застрял.

Где-то час спустя он чуть вздрогнул, услышав топот трех пар ног по направлению к месту его заключения. Он услышал звон ключей и звук отпираемого замка. Его мозги были еще на месте, и Арес мгновенно встал за дверью.

Деревянная дверь немного приоткрылась. Несколько секунд ничего не происходило, когда внезапно огромная дверь полностью распахнулась, сбив Ареса на землю, хотя на этот раз он оставался в сознании.

"О, кто-то любит играть! Что ж, это точно понравится Завоевателю, потому что она тоже любит играть! Конечно, я сомневаюсь, что ты будешь в восторге от ее игр! Немногословный парень. Ты действительно подарок, да? Идем, красавчик! Познакомишься со своей новой хозяйкой!" - угрожающе заявила Глафира, уверенно стоя перед ним. Она сделала знак двум громилам поднять его, и Арес пошел, не протестуя. Они думали, что командовали им, но на самом деле они вели его туда, куда он сам хотел.

Арес миновал несколько полутемных коридоров, затем огромный зал. Перед ним оказались две массивные двери, сделанные из чистого золота, почти такие же, как во дворце Зевса на Олимпе. На них даже было множество таких же гравюр. Арес был поражен, изучая все детали, как внезапно двери раскрылись, и, когда Арес взглянул вперед, он едва не упал. Там, перед ним, была самая прекрасная картина, какую он когда-либо видел. Он позволил себе пройти вперед, к семи большим ступеням, которые вели к золотому трону, и там была женщина, которая владела его сердцем, как, казалось, и всем этим миром, Зена. Его Завоеватель.

"Глафира, где ты нашла его?" - с нажимом спросила Зена, удивление сквозило в ее голосе.

"Здесь в Коринфе. Он подошел ко мне, сам. Спросил, где ему найти 'Королеву Воинов'. Можно сказать, стопроцентная удача", - криво прокомментировала Глафира. Ребятам просто повезло.

Зена быстро спустилась с трона, схватила Ареса за затылок и болезненно наклоняла его голову то в одну, то в другую сторону, рассматривая каждый ракурс. Потом она осмотрела его руки, плечи, спину и задницу.

Снова глядя на его лицо, она посмотрела ему прямо в глаза и на миг перестала дышать, пока истина укладывалась в ее голове.

"Оставьте нас! Все! Немедленно!" - потребовала Зена, ее стальные синие глаза не отрывались от его карих.

"А как же моя плата?" - Глафира всегда думала о материальной стороне.

"Ты получишь вдвое больше чем обычно! А теперь ВОН!" - скомандовала Зена, подступая к Глафире, которая быстро двинулась в обратном направлении и подняла руки, принимая поражение.

"Прекрасно. Хорошего дня, Зена", - небрежно сказала блондинка, выскакивая из тронного зала со всей скоростью, на которую была способна.

Как только большие двери закрылись, Зена снова повернулась к Аресу, глядя на него, будто он был великим произведением искусства.

"Я знаю, ты не можешь быть Аресом! Арес мертв, тогда кто ты?!" - спросила Зена, захватывая прядь черных волос, заставляя его опуститься на колени.

Арес почувствовал боль, волосы на его голове натягивались все сильней. "Я - Арес, только не тот, которого ты знаешь!" - закричал он, когда Зена отбросила его назад.

"Ладно, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому! - прорычала Зена, ее пальцы знаменитым движением мгновенно перекрыли Аресу кровоток. - У тебя есть трид..."

"Я знаю, знаю, тридцать секунд, чтобы выжить! Пойми, Зена, я - Арес! Я дал тебе твой шакрам! Я знаю о твоем первом убийстве, когда тебе было 16, армия Кортеза напала на твою деревню! В том сражении погиб Лайкус, твой брат, и потом, еще до конца битвы, ты убила девятерых!" - говорил Арес, молясь Судьбам, чтобы она поверила ему.

Зена открыла кровоток Ареса, и он рухнул к ее ногам, тяжело и глубоко дыша.

"Достаточно! Ты знаешь обо мне то, чего не знал никто, кроме Ареса. Но как ты вернулся из мертвых? Из того, что я слышала, кровь Хинды - это билет в одну сторону?" - спросила Зена, ее глаза сверлили Ареса насквозь.

"Это трудно объяснить", - предупредил Арес.

"А ты как следует постарайся!" - прорычала Зена, с угрозой в голосе на случай его несогласия.

"Ладно. Представь жизнь как дорогу, с множеством перепутий на ней. Каждый раз, когда ты делаешь выбор, есть другие варианты, от которых ты отказываешься, другие дороги, по которым ты уже не пойдешь. Но хотя ты по ним не пойдешь, дороги все равно существуют. Смертным они обычно не доступны. Наши добрые Судьбы это гарантируют. Но Боги иногда могут найти эти другие дороги. И иногда нас могут забросить на ту, которую мы никогда не выбирали. Вот так я здесь и оказался. На дороге, по которой шел я, ты - не Великий Завоеватель, хотя я бы хотел этого больше всего на свете", - объяснял Арес, пытаясь как можно больше упростить идею, которую он пытался донести. Он ненавидел параллельные миры.

И он ненавидел факт, что, как только другие боги поймут, что он исчез, а смертные начнут сходить с ума от необузданной ярости, Зевс заберет его назад на Олимп. Потому что, как бы ненормальным это не казалось, даже с учетом того, что жить бы ему пришлось несколько десятков лет вместо предполагаемой вечности, он бы выбрал себе этот мир. Теперь он не хотел уходить.

Зена переваривала эту информацию и наблюдала за его несчастным видом. Арес умел манипулировать людьми, первоклассно обманывать, но, сказать по правде, он был одним из немногих, кто мог заставить ее что-то чувствовать. Тот ублюдок, Цезарь, когда-то сказал, что ее способность чувствовать была ее фатальным недостатком, но он был неправ. Какие бы проблемы не приносил ей этот "недостаток", ее чувства, интуиция давала ей огромное преимущество перед врагами.

Зена несколько секунд молчала, борясь с незнакомым ей состраданием, заполнявшим ее, прежде чем снова заговорить. "И я мертва на той дороге, с которой ты пришел, как и ты на моей?" - спросила Зена, желая знать, какая ужасная судьба настигла ее там.

"Нет, намного хуже. Ты защищаешь слабых и никчемных людишек! Ты и твоя раздражающая маленькая спутница, сказительница - вы путешествуете от деревни к деревне, с одним динаром на двоих, защищая толпы овец, вместо того, чтобы взять все, что должно быть твоим, все, чего ты заслуживаешь! В моем мире, ты - герой!" - Арес выплюнул последнее слово, словно это было самое мерзкое проклятье в его лексиконе, а Зена знала, что ему были известны многие другие.

"Герой? Значит, тот коротконогий блондинчик, который украл камень из моего скипетра, был прав", - рассмеялась Зена, сперва тихо, потом безудержно.

Арес был абсолютно счастлив, глядя на нее, смеющуюся, и сам начал от души смеяться. Он никогда прежде не был так счастлив.

Внезапно его схватили, со скоростью света, и очаровательно мягкие губы впились в него, не отрываясь от его шеи и груди. Он ощущал хищницу в своей Избраннице, возможно, какими-то остатками божественной силы, несмотря на то, что это был другой мир, и у него не было меча.

Он ощутил боль, когда она сжала его соски, и ее ногти вонзились в его смертную плоть, вернув его к настоящему. Следующая волна удовольствия наступила после того, как она отдала себя ему, заставила его бедра инстинктивно подниматься вверх к Завоевателю, ища теплоту и влагу, которые, как он знал, находились под узорчатым шелком.

Это был просто животный инстинкт? Он никогда прежде не испытывал подобного, не знал, что значит терять контроль, подчиняться требованиям своего тела. О, он определенно знал, секс, а особенно страсть. Все его силы, помимо физической сущности, исходили из страсти. Он никогда раньше не боялся. Она была его самым верным союзником - но раньше хозяином был он. Теперь все было наоборот.

Эта женщина делала то, что он всегда хотел, чтобы она делала, была всем, что он когда-либо хотел, и теперь она заставила его потерять контроль и сама контролировала его. Он был влюблен.

Жажда Зены принесла в его сердце чистую любовь, и он должен был доказать ей свое превосходство. Пришло время прекратить быть за бортом и присоединиться к игре.

С рычанием он перекинул Зену на спину, удивив ее. Он свел ее руки у нее над головой, одним сильным движением, и перекатился на нее, стягивая штаны, высвобождаясь от ненужной одежды. Он смотрел Зене прямо в глаза, позволяя ей принять ее собственную беспомощность. Разрывая шелковистые препятствия, он стремительно погрузил свой жаждущий член глубоко в женщину под собой, слыша ее крик от потрясения, боли, и удовольствия, всего сразу. Он знал, что сумасшедшие ощущения, которые угрожали лишить его контроля, могли дать ей несколько драгоценных секунд, достаточных для того, чтобы одержать верх в этой игре, но ее собственный ответ задержал ее, и он скоро восстановил внутреннее равновесие.

Зена извивалась под своим возлюбленным, принимая каждый неистовый толчок, пытаясь не отстать от него, но без особого успеха.

Арес смог использовать преимущество в весе, чтобы управлять ею, не давая ей делать ни малейшего движения, с жаждущим рычанием, вдавливая ее скрепленные запястья в холодный мраморный пол. Он требовал полного контроля. Но что-то внутри нее говорило ей не позволять руководить собой, особенно ему, ее сердце не соглашалось сопротивляться. Она чувствовала себя маленькой и беспомощной под этим внушающим страх, рычащим мужчиной, и ее душа упивалась этим.

Когда Арес имел ее, вот так, она чувствовала себя настолько эротичной и женственной. Ее и прежде покоряли, тело и душу, но Арес был единственным мужчиной или богом, достойным обладать ею. Она знала, что любит его, но только в такие мгновения она могла принять это, без недоверия или пересмотра решения.

Арес входил в Зену все сильнее, он чувствовал, что его контроль почти исчез. Он был напряжен почти до боли, и он знал, что скоро кончит. Он собирался заполнить свою возлюбленную теплым потоком своего семени, но он не хотел, чтобы это было для них обоих обычным сексом. Он хотел видеть ее, полностью потерявшей контроль, кричащей, извивающейся под ним, испытывающей оргазм, теряющей все последние капельки контроля. Назовите это возвратом к их страсти в битве, но он не мог сдаться, не зная, что она тоже сдалась. Он знал, как она любила грубый обмен, и он решил дать ей это.

После столь дикого секса Арес легко выскользнул из своей королевы, выпуская ее руки, и грубо притянул ее, безвольную, вспотевшую, к себе. Он был истощен, и весьма удовлетворен, когда Зена обвила его руками и нежно поцеловала его грудь, почти мурлыча от удовольствия. Они молча лежали, поглаживая друг друга. Два непобедимых воина наслаждались спокойствием.

Арес улыбнулся своему Завоевателю. Она взяла у него всё, как и он у нее. Его жажду. Его семя. Его жизнь. Теперь Ареса интересовало, что она планировала сделать с ним теперь, после того, как получила от него, что хотела.

* * *

Где-то в середине утра Арес проснулся. Чистые шелковые простыни и теплые меха кровати Завоевателя так походили на его собственные на Олимпе. Ему хотелось знать, увидит ли он ту кровать снова, и впервые с тех пор, как они с Зеной начали их любовный марафон вчера днем, он почувствовал неуверенность. Он определенно хотел остаться с этой Зеной, но не как смертный. Он хотел снова быть богом, а это означало, что ему нужно найти меч его мертвой копии и взять себе власть этого Олимпа. Потом он сделал бы Зену своей женой, королевой и богиней.

Странно, он никогда не думал о браке как выборе для себя. Его отец укоренил в нем эту уверенность с тех пор, как он находился еще в том возрасте, когда слова и поступки отца означали всё. Уверенность, что женщины, богини и смертные, одинаковы – великолепные, невероятные, потрясающие существа, но более связи с ними, кроме как флирта и секса, могли привести только к серьезным проблемам и вечному разочарованию. Они, как свиньи или собаки, должны подчиняться, подчиняться мужчинам и богам. В противном случае, то, что находится у них внизу живота, то, что они скрывают и от мужчин, и от себя, уничтожит всё и всех.

Но Зена была другой, приказы отдавала она - как Зена его собственного мира, так и, соответственно, этого. Он никогда не задумывался, как большинство военачальников-мужчин, почему он часто ставил женщин-воинов перед их коллегами-мужчинами. Военачальники-мужчины вообще были сильней, безжалостней, кровожадней, а Арес обожал эти качества, но женщины использовали некий, более длительный подход к управлению армией. Редко когда у женщины хватало воинственного духа идти по его пути, от резни и грабежей, дальше, но когда это случалось, это было нечто. А Зена была в этом самой лучшей. Она стала бы идеальной женой, хотя он никогда не рискнул бы повернуться к ней спиной. Не к Зене. Он не хотел допускать ни шанса, в этом его отец был прав. И Зена из его родного мира уже предала его.

Раскрывшиеся двери в спальню Зены из чистого серебра прервали его мысли. Он спросил ее, почему она выбрала серебро, она ответила, что шаманка некогда поведала ей, что серебро можно использовать как преграду для злых духов. Это не было полностью ошибкой, только самые умные и наиболее настойчивые из мертвых врагов могли пройти, не говоря уже о духах, ищущих мести. Зена, особенно эта Зена, стоящая у своей кровати, имела много мертвых врагов.

"Ты проснулся", - прокомментировала Завоеватель, забираясь, уже полностью одетая, в кровать к Аресу и даря ему длинный, чувственный поцелуй, вздыхая от удовольствия.

"Да, хотя я удивлен, что выжил этой ночью. Похоже, ты многому научилась с нашей последней встре... Я имею в виду, встречи с другой Зеной... А, в Тартар всё это! В общем, эта ночь была потрясающей, мой Завоеватель", - сообщил Арес, целуя запястье Зены, затем переворачивая его, целуя ладонь.

Брови Завоевателя нахмурились в размышлении. "Другая, герой, она бросила тебя, как любовника, когда изменилась, да?" - с любопытством спросила Зена, не в силах поверить, что ее копия сумела бы отказаться от такого выгодного союзника и невероятного любовника как Бог Войны.

"Мой полубрат, Геракл, промыл ей мозги и заставил поверить, что я не представляю никакой ценности", - неохотно поведал ей Арес.

"Геракл, я никогда не слышал о нем. Кто он, бог?" - спросила Завоеватель, пытаясь вспомнить, не упоминал ли это имя Арес, которого она знала.

Арес рассмеялся. "Нет, моя дорогая! Он был просто результатом связи Зевса со смертной женщиной. Однако, в этом мире, он никогда не рождался, и этот факт - как раз развилка на дороге. Именно его вмешательство в твою судьбу отвернуло тебя от меня. Твое великолепное государство, которым ты правишь в этом мире, здесь - самое лучшее доказательство. Как бы сильно я не ненавидел его прежде, я никогда даже не предполагал, чего он на самом деле мне стоил!" - объяснил Арес, гнев нарастал в нем, пока он смотрел, не отрываясь, в прекрасные глаза Зены.

"Ну, больше можешь о нем не волноваться! Он же здесь даже не существует!" - уверенно заявила она, с жадностью целуя своего бога, желая изгнать все страдания, которые этот Геракл причинил ему.

Это желание и расцветающая любовь сводили ее с ума, и в то время как она боялась быть поглощенной мужчиной, своими чувствами, она знала, что не могла с этим бороться. И она всецело отдалась его всё углубляющимся поцелуям, на этот раз действуя медленно, как никогда в жизни.

Когда они оба достигли пика, отчаянно вцепившись в друг друга, Зена поклялась себе, что она найдет способ разобраться со всем этим, даже если это означало потерять часть своей независимости. Если бы он предал ее, она убила бы его, но она больше не могла обманывать себя, уверяя себя, что могла всё контролировать. Она просто любила его и нуждалась в нем. Однажды она уже потеряла его, и думала, что до конца дней обречена на одиночество. Она не собиралась снова терять его!

Они лежали рядом почти час, ни о чем не говоря, когда Арес нарушил тишину, его предыдущие мысли снова давили на него. "Как бы я не был счастлив с тобой, ни один из нас не будет полностью счастлив, зная, что впереди маячит смерть. Знаешь, есть еще другие царства, которые можно было бы захватить? Для начала, Олимп. С тобой на моей стороне, старик Зевс даже не поймет, от чего помер!" - довольно засмеялся Арес.

Зена поцеловала его голую грудь и вздохнула. "Старик Зевс ничего не поймет. Он мертв. Все боги мертвы: и твоя семья, и из других стран", - сказала Зена, пробегая рукой по волосам Ареса, пока он постигал смысл ее слов.

"Как?" - спросил Арес, на его лице отражалось множество эмоций.

"Я думала то же, о чем ты только что говорил. Что известный мне мир слишком мал, что я должна захватить и небеса. И тогда я надрессировала собаку, чтобы взять Шакрам Света - потому что душа животного всегда чиста, я начала с Северных Стран, продвигаясь на юг, убирая всех богов со своего пути. Я предложила большинству твоей семьи выбор, предать вашего отца и последовать за мной. Ты, Страйф, Аполлон, и ваша мать присоединились ко мне, и мы победили вашего отца и остальных, но Зевс сумел сбежать. Он нашел последнюю из Золотых Хинд, и взял ее кровь, затем прокрался в крепость и убил Геру, Аполлона и Страйфа, пока они спали. Он подстроил тебе ловушку, прикинувшись одним из стражников, но он не учел, что я знала всех стражников в лицо. Я раскусила его и самого заманила в ловушку. Я решила, что ты сам должен убить его - ведь он охотился на тебя. У него в жилете был спрятан кинжал. Никто из нас ничего не понял, и прежде, чем ты нанес удар, он вонзил его в твою грудь! Клянусь, я обезумела и разрубила его на куски его же мечом, но было слишком поздно! Ты уже был мертв!" - Зена теперь рыдала, спрятав голову на плече Ареса, воспоминания нахлынули на нее.

Арес привлек Зену ближе, держа перед собой. Он чувствовал себя оцепенелым, но он знал, что он не мог сердиться на нее. Она была для него более родной, чем его семья, и он любил ее. Знание, что она должна была мстить за его смерть, заполнило его эйфорией, и он обнял ее еще крепче, поглаживая по голове, успокаивая её. Он не мешал ей плакать, пока она не прислонилась мягко к его голому плечу. Тогда он взял ее голову в свои руки, поднимая так, чтобы их глаза встретились.

"Ты - воин, завоеватель! Никогда не забывай об этом, дорогая, и никогда не сожалей о том, что ты сделала!" - посоветовал Арес, сила его убеждения проникала практически в каждую клеточку Зены. Он поцеловал ее соленые щеки, вернулся к уже улыбающимся губам. Ее взгляд почти заставил его плакать, и он был бы счастлив никогда больше не вставать с постели.

"Арес!" - командный голос прорвался сквозь просторную спальню, Арес и Зена подскочили, обернувшись.

"Я думала, что убила тебя, раскромсала мечом с кровью Хинды! Должно быть, ты обожаешь боль!" - промурлыкала Зена, затем быстро спрыгнула с кровати, хватая то, что было под ней, на полу. Она подняла руку, в которой был Шакрам Света, и улыбнулась утомленному выражению на лице Короля Богов.

"Я прибыл, чтобы поговорить с сыном", - твердо заявил Зевс, глядя мимо Зены на кровать, где сидел Арес, нахально усмехаясь.

Зена чувствовала неуверенность, ее разум просчитывал несметное число потенциально опасных ситуаций и последствий выполнения его требования. Она не знала этого Зевса, но он явно был сосредоточенней и лучше держал себя в руках, чем его покойный коллега. Наконец она приняла решение.

"Тогда говори", - сказала Зена, давая понять, что не имеет никакого намерения оставить мужчин наедине или приблизиться Зевсу к кровати, где сидел Арес. Она разглядывала Короля Богов, готовясь к возможному нападению.

"Зена, все нормально. Может, мы с отцом не в самых лучших отношениях, но мы не собираемся пока убивать друг друга. Все будет в порядке", - заверил Арес, кладя руку на плечо Зены.

"Это может быть уловкой, западней!" - настаивала Зена, повернув голову на полградуса, не сводя глаз с Зевса.

"Зена, прошу. Зевс и другие олимпийцы моего мира слишком нуждаются во мне, чтобы сделать что-нибудь глупое. Кроме того, если он попытается что-то сделать, на этот раз я уже готов, и у меня всегда есть ты, чтобы защитить меня", - пошутил Арес, поднимаясь, вставая рядом с ней и целуя ее бровь.

"Я даю тебе свое слово. Я не собираюсь причинять вред моему сыну", - заявил нетерпеливо Зевс.

Зена вздохнула и кивнула, застегивая золотое одеяние длиной до колена поверх черной шелковой сорочки, которую носила, а потом молча оставила отца и сына, чтобы они поговорили.

"Очаровательная женщина", - сухо прокомментировал Зевс, едва Зена ушла.

"Она - лучшая богиня, какую я когда-либо встречал!" - оборонительно ответил Арес.

"Она - смертная шлюха, ничего кроме, и тебе не стоит сравнивать с ней своих сестер", - с упреком сказал Зевс, пораженный, что его сын осмелился сказать подобное.

"Ты пришел сюда не для того, чтобы обсуждать Зену, независимо от того, кем она является. Нет, ты здесь, потому что твое 'наказание' идет не так, как тебе хочется. Я не в тюрьме, не ранен, как ты надеялся!" - зарычал на отца Арес.

"Ты всегда был умным мальчиком, Арес. Так что, если ты наигрался со своей кровожадной шлюхой, можешь возвращаться в наше измерение. Твои силы и меч будут ждать тебя. Позови меня, когда будешь готов", - заявил Зевс, отворачиваясь от сына.

"С сожалением сообщаю, что не вернусь в тот Тартар, который ты называешь домом! Я нашел жизнь, которую я хочу прожить, место, где я хочу находиться, и человека, с кем я должен быть!" - объявил Арес, приближаясь к отступающему отцу.

Зевс обернулся, разражаясь глубоким смехом. "Нашел свое место? Как смертный?"

Арес прямо стоял. "Да, хотя я не планирую оставаться смертным очень долго", - заявил он, встречая взгляд Зевса.

"А что насчет твоих обязанностей в НАШЕМ мире? Что насчет твоих обязанностей по отношению к семье?!" - бушевал Зевс, подступая вплотную к своенравному сыну.

"Я создам новый мир, новую семью, с Зеной, и я никогда не забуду МОИ обязанности по отношению к МОЕЙ семье!" - гнев заполнял сердце Ареса. Как смеет его отец говорить об обязанностях перед семьей! Он никогда не помнил о семье, ни об одном из своих детей, и он предал жену ради какой-то смертной!

"Ты собираешься сделать ее бессмертной, взять в жены? Ты или свихнулся, или просто идиот! ТЫ обучал ее, сделал тем, кем она есть! Ты не видишь, что она делает?! Она использует тебя! Она не может ЛЮБИТЬ, особенно тебя! Она видит способ получить огромную власть, ты - лишь ее средство заполучить желаемое! Она переиграет тебя в твоей же игре, Арес, и как бы мы не были далеки с тобой, я не собираюсь смотреть, как эта... женщина унизит тебя!" - выплюнул Зевс. Влюбленный Арес? Это было сумасшествие, он, должно быть, просто потерял разум!

"Ты не учел, что я уже думал об этом, отец? Прояви хоть каплю доверия! Как ты сказал, это - моя игра! Я сам ее создал! Зена использует меня, в этом я не сомневаюсь! Я могу признать, что никогда не повернусь к ней спиной, но я также знаю, что она способна любить, и на этот раз предметом ВСЕХ ее привязанностей буду я! Она моя избранница, часть меня в смертном царстве, и она поглотит другие царства, как поглотила это! И мы будем править ВСЕМ!" - кричал Арес, ликуя от возможностей, раскрывающихся перед ним.

Зевс от души рассмеялся. По правде сказать, он не мог придумать наказание лучше чем то, которое уготовили его сыну Судьбы. Это было жестоко, но, собственными словами Ареса - это было то, что ему нужно. Любовь никогда не будет длиться вечно, и ее жало будет гораздо болезненней, чем меч, пронзающий смертную плоть. Для бога боль будет вдвойне ужасной, и Арес сам шел в ловушку. Возможно, позволить ему влюбиться гораздо раньше, как это делали все мальчишки, означало сделать этот урок гораздо менее болезненным. Но тысячелетия назад Зевс понял, что сожаления не помогают, и, независимо от того, сколько уже прошло времени, Арес, наконец, научится тому, чему нужно.

"Хорошо, если ты собираешься упорствовать, я могу проявить щедрость. Я даю тебе год свободы, хотя сомневаюсь, что тебе понадобится столько времени. Ты ведь действительно умный мальчик, Арес. Афина и Дисгармония пока будут выполнять дома твою работу. Когда тебе надоест эта соблазнительница, позови меня!" - сказал Зевс, затем кивнул сыну на прощание и исчез.

* * *

Арес чувствовал себя истощенным после девятнадцати дней в дороге, с редким отдыхом, не расставаясь с Завоевателем. Эта женщина была ненасытна, но богу было просто приспособиться к ней. Теперь, в смертном теле, Арес мог лишь представлять, как Зевс веселится, глядя на его неудобства. Однако он бы скорей умер, чем показал Зене свои слабости, и он знал, что уже скоро они достигнут гор. Тогда они вернут его меч, и он сможет продержаться с ней всю ночь.

Полуденное солнце ярко сияло, прямо над ними, когда караван был остановлен молодой женщиной-амазонкой, стоявшей посреди дороги. Хотя ее одежда и поведение казались вполне нормальными, один взгляд в ее глаза мог сказать вам, что что-то было не так. Казалось, в ней не было ни единой искры жизни или сознания. Когда она заговорила, Арес почувствовал пронизывающую дрожь в позвоночнике.

"С возвращением назад, Зена", - из уст молодой девушку исходил пугающий скрипучий голос. Арес понял, в чем дело. Он видел, как его мать применяла этот трюк, сотни раз прежде, но в этом мире, как ожидалось, Гера была мертва. Кто-то другой, не бог, должен был использовать тело этой недавно умершей амазонки, чтобы доставить сообщение, кто-то, чей голос как раз исходил с ее губ, но Арес редко видел, чтобы кто-то кроме богов, использовал этот же трюк - и всегда не особо хорошо. Кто бы ни была эта шаманка, которая дала Зене меч его копии, она должна быть одна на миллион.

"Алти? Ты? Друг мой, ты изменилась", - прокомментировала Зена, сбитая с толку, но стремящаяся не показать этого. Алти хорошо ориентировалась в ее царстве. Она была самой почитаемой шаманкой, ее боялись во всем мире. Она была союзником, хотя Зена, конечно, не доверяла ей. Зена Завоеватель, конечно, не доверяла никому. Она запомнила урок.

Алти. Арес должен был глубоко вздохнуть при этом имени. Он все изучил, что касалось приключений Зены вне Греции, и все, что было до того, как она отвернулась от него. Он не раз навещал Судеб и напряженно ждал, не закончится ли ее жизнь в одном из тех экзотических мест, по которым она путешествовала. Алти была главной фигурой в той жизни Зены. Ведьма была чистым злом, и хотя она открыла глаза Зены к миру духов, она также хотела украсть душу Зены, в этой жизни и всех последующих. Арес не позволил бы этому случиться! Но быть смертным означало, что надо придумать что-то про запас.

Арес дотронулся до плеча Зены и указал на амазонку "Зомби", - предупредил он свою возлюбленную.

"Что такое "Зомби"?” - спросила Зена, никогда раньше не слышавшая этого слова.

"Очень хорошо, Бог Войны", - ответила амазонка, голос исходил не из тела.

"Это - трюк, который часто используют боги. Ты убиваешь смертного, а затем твой дух вселяется в свежий труп. Это - как управлять куклой. Однако я никогда не видел, чтобы даже боги управляли кем-то так хорошо", - дополнил Арес. Небольшая лесть не могла повредить, особенно когда речь шла о женщине.

"Так Алти не умерла на самом деле, только ее тело?" - спросила Зена. Она предположила, что Алти просто поменялась с кем-то телами.

"Нет, моя любовь, хотя твоя подруга, вероятно, меньше чем в миле отсюда, потому что очень трудно управлять зомби с большого расстояния. Гера могла это делать, но, опять же, у нее были сотни лет тренировок. Она всегда обожала зомбировать. Старая добрая мама!" - засмеялся Арес, вспомнив о некоторых ярких моментах своего детства, когда его мать убивала целые племена и управляла телами, развлекая его. Он на миг подумал, увидит ли ее когда-нибудь, если она теперь в пропасти Тартара. Он действительно скучал без нее.

"Опять правильно", - сказал голос, только на этот раз он исходил от кого-то позади них. Развернувшись, Арес, наконец, увидел шаманку, которую они должны были найти.

"Алти! Рада тебя видеть!" - приветствовала ее Зена, спешиваясь и обнимая приблизившуюся женщину.

"Я знаю, почему ты здесь, Зена. Я знаю, чего ты хочешь: найти меч Ареса и вернуть ему божественную сущность. Нам понадобится три дня пути, чтобы дойти до места, где я спрятала меч. Я вас отведу", - заявила Алти, дав понять, что узнала смертного Бога Войны, но глядя только на Зену.

"Отлично. Тогда идем!" - приказала Завоеватель, возвращаясь на своего мула и обращаясь к солдатам. Арес вздохнул. Еще три дня в дороге. Еще три дня смертности. И теперь он должен еще не спускать глаз с ведьмы. Арес выругался себе под нос и поклялся, что, как только станет богом, он ни за что на свете никогда больше не станет смертным. Смертность была большой гадостью!

Той ночью Зена и Арес лежали вместе, смотря на звезды, на поляне чуть в стороне от лагеря. Они не захотели ночевать в палатке. Мошкары почти не было, и небо было кристально чистым, предлагая захватывающий вид. Зена всегда любила смотреть на звезды. Только вот еще недавно она предпочитала смотреть на них с маленькой спутницей-сказительницей, а не с ним. Арес тряхнул головой. Это была другая Зена. Эта Зена любила его.

Он взглянул на свою любимую и вздохнул. Нет, она не любила его, не так сильно, как в другом мире она любила Габриель. Прежде, чем он мог задержаться на этом болезненном вопросе, он быстро напомнил себе, что он здесь меньше месяца, а та Зена и Габриель проводили вместе почти каждое мгновение в течение пяти лет. Он не мог так быстро достичь того уровня близости. Но, по крайней мере, благодаря своему предшественнику, начало уже было положено.

Этой ночью, когда Арес и Зена уже засыпали после занятий любовью, Арес ощутил постороннее присутствие. Он выжидал полчаса, прежде чем пошевелился, но к тому времени ощущение уже ушло. Еще два часа Аресу потребовалось, чтобы заснуть.

* * *

На следующее утро, когда солнце встало, они снова были в пути. Арес не произнес ни одной жалобы, просто идя вместе со всеми. Еще два дня, и он снова будет богом, богом с богиней рядом, с вечностью перед ними. Глаза Ареса остановились на ее фигуре - она ехала на муле впереди. Таких чувств, как к ней, он не испытывал никогда прежде. Разумеется, он спал с многими женщинами, но потом с ними становилось скучно, и он избавлялся от всех. На этот раз все было иначе. С Зеной всегда всё было иначе.

"На твоем месте, Арес, я бы смотрела на дорогу. Ты сейчас смертный, и падение в ущелье может оказаться фатальным", - заявила Зена, с едва заметным развлечением в голосе. Она даже не обернулась, но чувствовала, что его глаза пожирали ее. Это было вполне обычное явление: она была красивой женщиной, но в случае с Аресом это вызывало в ней какие-то новые ощущения, и она должна была что-то сказать.

Арес ухмыльнулся и сделал, что ему сказали. Эта женщина могла командовать им, по крайней мере, пока он не вернет назад свою божественную сущность. Да и потом они всегда будут общаться на равных. Он обожал ее; всегда обожал в прошлом и всегда будет. Ее душа могла быть привязана к раздражающим блондинкам, но она была также привязана к нему. Смертные почему-то считали, что родственных душ может быть только две. Душа могла иметь множество таких связей. Душа Зены была также привязана к Джоксеру, Алти, Цезарю, Гераклу и Каллисто. В каждой жизни они все могли найти ее и она могла найти их. Эти мысли одновременно были обнадеживающими и пугающими.

Он вздохнул и попробовал сконцентрироваться на пейзаже. Если верить смертным, это было так красиво, что перехватывало дух. Арес не замечал особой красоты, но Зена сказала что-то о таком эффекте на замечание одного из солдат ее личной охраны. Если Зена могла каждое утро смотреться в зеркало и при этом говорить подобное, должно быть, в этом мире и впрямь было еще что-то прекрасное.

Солнце продолжало свое путешествие на запад, мул Алти зашагал быстрее и скоро оказался рядом с Аресом. "Бог Войны, по-моему, нам надо кое-что обсудить".

"Я не могу говорить за Зену, но сомневаюсь, что она откажет тебе в аудиенции, как вчера вечером. Если это - то, что заставит тебя уйти, я не против", - бросил Арес, но его сердце забилось быстрей. Эта ведьма могла причинить Зене огромный вред, уже причинила, если он правильно понял всё об этом мире.

"Я только проверила мои подозрения. Она любит тебя, ты знаешь?" - без предисловий сказала Алти, и Арес, против воли, втянулся в разговор. Алти могла заглядывать в души смертных, так что его чувства были для нее как на ладони. Он ненавидел это ощущение - быть бессильным защитить женщину, которую любил. Однако он не должен был доставить Алти удовольствие слышать, как он выражает свои чувства.

"Надеюсь на это", - всё, что сказал Арес в ответ.

"Расслабься. Мы на одной стороне. Мы хотим того, что, как мы оба знаем, лучше для Зены, того, в чем смысл ее предназначения, не допустить, чтобы она стала такой, как в том мире, откуда ты пришел", - сказала Алти, давая время переварить ее слова и глядя на реакцию смертного Бога Войны.

"И в том, что там она стала такой, виноват я?" - саркастично спросил Арес. Сколько раз он обвинял себя в этом, в том, что положил начало трещине, превратившейся в пропасть между ним и Зеной - а теперь Алти вытянула эту неуверенность наружу и швырнула ему в лицо.

"Нет, виноват не только ты, Бог Войны. Было несколько других, ответственных за создание той Зены", - признала Алти. Арес, Бог Войны, всегда был мастером в управлении людьми, в каком бы мире он не находился. Он мог быть временно смертным, но это не заставило его поглупеть, и она ощущала это, в его собственном мире он уже был смертным раньше. Арес, которого она знала, пока его не убил Зевс, был слишком открыт. Этот Арес был настороже, как большинство смертных. Может, он сейчас не король этого мира, но он знал о правилах игры.

"И кто та маленькая блондинка?" - искренне поинтересовалась Алти.

"Маленькая блондинка? Ты, наверное, говоришь о Габриель", - ответил Арес, когда понял, что вопрос был к нему.

Правильное имя. Алти как раз открыла отрывки жизни другой Зены, после нескольких изнурительных сеансов, которыми она занималась последние четыре ночи. Блондинка была главной фигурой, но Бог Войны тоже попадался достаточно часто, чтобы Алти осознала его значение в жизни той Зены. И Бог Войны терпеть не мог маленькую блондинку, Габриель, как и та его. Этот факт был самым интенсивным в ее видении. Они были врагами в войне за душу той Зены, и каждый из них имел свои преимущества. Маленькая блондинка, которая обладала огромным стремлением к творению добра и чистотой, испытывала жестокую радость каждый раз, когда она и та Зена одерживали верх над Аресом, что бывало часто. Притом, что Алти могла уважать ту жестокость и издевательства над мощным божеством, опьяненным Зеной, в каком бы мире она не находилась, Алти была слишком мудрой шаманкой, чтобы попытаться вызвать дух этой Габриель. Награда была бы почти бесконечной, но нужно слишком много энергии, им слишком большой риск иметь дело с таким сильным независимым духом. От этой девчонки вреда будет гораздо больше, чем пользы. Мудрый человек знает, когда нужно убить противника и двигаться дальше. Боги слишком любили наблюдать драматизм событий.

"По-своему, она очень сильна. Она - угроза той Зене, которой мы так восхищаемся", - сказала Алти.

Арес посмеялся. "Полагаю, тебе это не по нраву? Ладно, ты права. Она может неплохо сражаться. В конце концов, она - королева амазонок, хотя и редко встречается со своим племенем. Она такая ничтожная, неумелая - и все же она имеет власть над Зеной... той Зеной... неважно", - закончил Арес, в его голосе сквозила горечь.

"Королева амазонок. Интересно", - прокомментировала Алти, глубоко задумавшись.

"Да. Если я правильно помню историю Зены, ты ведь тоже когда-то была амазонкой, верно?" - спросил Арес, зная ответ. Он мог бы преподавать курс истории Зены, досконально зная о ее жизни и людях, с которыми она была знакома.

"Давным-давно. Я была молода и наивна", - уклончиво ответила Алти.

"Тогда у вас с Габриель больше общего, помимо Зены", - пренебрежительно сказал Арес.

"Ты знаешь эту Габриель лучше меня. В каком племени она родилась? Кто были ее родители? У нее были дети, кроме той девочки-демона, которую ты уложил в постель? Если я собираюсь отыскать копию этой маленькой проблемы в этом мире и держать ее подальше от Зены, я должна знать о ней больше", - заметила Алти, ненавидя признавать свои слабости, но нуждаясь в информации.

"Можешь не волноваться о ней. Габриель в этом мире мертва. Зена приказала ее распять за попытку начать восстание в Коринфе, больше двух лет назад. Ей сломали ноги, в назидание всем, кто вздумал бы выступить против Завоевателя" - сообщил Арес ведьме, извращенное ликование было написано на его лице.

Алти обеспокоено вздохнула. Эта девочка была первичным приложением Зены в любой жизни, из тех, кого называют половинкой души. То, что она так мало значила в судьбе Завоевателя, было невозможным. Должна была быть какая-то связь, которую она не видела, а Алти не любила сюрпризов. Она предпочитала, чтобы жизнь была заранее известна, как это было с появлением Бога Войны. Она чувствовала, что сила его отца отправляет его сюда. И едва узнала, кто он, поняла, что он и, возможно, Зена будут искать его меч. Эта девчонка была опасна. Алти должна была выяснить, какую роль ей было предназначено сыграть в жизни Завоевателя, или все их мечты могли растаять как дым.

"Как Зена надумала найти свой собственный путь и сражаться за справедливость, защищать людей? Я припоминаю, что в этом замешан высокий, мускулистый, белокурый мужчина. Я чувствовала, что он был частично богом, но я никогда не видела его прежде, и он - не из этого мира", - сказала Алти, стараясь показать в голосе больше уверенности, чем она на самом деле чувствовала.

Этот мужчина озадачил ее. Он выделялся в ее видении. Он не был всегда рядом или так важен для Зены, как та Габриель или Бог Войны, но Алти могла сказать, что он не был предназначен находиться в этом мире, и при этом оставался быть в жизни Зены. Парадоксы всегда означали самую серьезную неприятность. Каждая шаманка это знала.

"А, Геракл, мой любимый полубрат! О нем тоже можешь не волноваться, Алти. То, что он никогда не родился - вот что делает этот мир таким прекрасным!" - в эйфории прокричал Арес, осознавая, как же замечателен этот мир.

Алти не могла не засмеяться, видя, как весь караван в замешательстве повернулся. Когда глаза Ареса встретились с несколько раздраженными глазами Зены, он покраснел и покачал головой. Несмотря на временное развлечение, то, что Алти узнала, было не очень хорошо. Ее вдруг озарила неприятная мысль.

"Этот мир был создан искусственно, да? Кто-то из вашего мира повернул время вспять и вмешался в рождение твоего брата?" - в ужасе выдохнула Алти.

"Да, две ненормальные богини, Каллисто и та демоническая дочь Габриель, которую ты видела, Надежда. Это их работа", - с удовольствием объяснил Арес.

"Не радуйся так, Бог Войны! Каким бы выгодным это не казалось на первый взгляд, в конечном счете, это разрушит весь этот мир, а может, и другие. Может выжить только одно измерение, да и то, полностью лишенное волшебства или любых божественных элементов. В сущности, мы можем потерять ВСЕ наши силы. В таком мире мы вообще не будем существовать. Нам повезет, если мы останемся там, в виде материала для мифов и легенд!" - объясняла Алти, на грани отчаяния, давая время переварить весь ужас ее пророчества.

"Тогда после того, как я верну меч, нам нужно будет что-то сделать. В смертном теле я мало на что способен!" - сообщил Арес, закатывая глаза.

Его прежнее чувство беспомощности вернулось. Он помнил, как спросил Зену, когда она была в теле Каллисто, несколько лет назад, как смертные умудрялись жить с постоянными опасностями, угрожающими им каждую минуту. Теперь он вернулся к тому вопросу, но был не ближе к ответу, чем тогда, висящий над огнем, со сдвигающимися стенами с шипами.

Как только он снова станет богом, они с Зеной кое-что выяснят. Как всегда. Это вызвало у Ареса чувство облегчения, он должен был уйти от ведьмы и от ее мрачных предсказаний. Потом им все равно придется столкнуться с этим, но это будет потом - это будут Зена и Арес, Король и Королева Богов, и они всё выяснят, с помощью шаманки или без нее.

Приняв такое решение, Арес пнул своего мула и бросился догонять Зену. Он должен был снова быть рядом с ней, получить какие-то положительные эмоции после таких зловещих предупреждений. Как бы он ни пообещал себе, что не позволит Алти запугать его, ее слова все еще звенели в его голове.

Он пустил животное на шаг около Зены, она лишь взглянула на него, но улыбка все еще не сошла с ее лица. "Ну что, хорошо поболтали с Алти?"

"Да и нет, как и положено разговорам с шаманками. Если бы она дала мне прямой ответ, мне бы следовало волноваться", - ответил Арес, с лучезарной улыбкой, хотя не чувствовал радости. Конец мира - это могло испортить настроение кому угодно.

Зена засмеялась, но почувствовала, что от бога, которого она любила, исходила некая тревога. Она вспомнила свою первую встречу с Алти, и решила, что той женщине следовало бы научиться какому-то такту и осмотрительности. Ей стоит поговорить об этом с шаманкой. Она замедлила ход своего мула, и Арес сделал то же самое, они чуть отдалились от армии. Они смотрели в глаза друг другу. "Тогда, полагаю, она сказала тебе о ребенке?"

Арес выпустил стремя. "Каком ребенке?"

Рука Завоевателя коснулась ее пока ещё плоского живота, и глаза Ареса едва не выскочили из орбит, он свалился на землю. Весь караван остановился, смех заполнил каньон, по которому они шли. Великий Бог Войны не мог оставаться ослом!

"Ты беременна?!!" - заорал Арес, одновременно потрясенный и полный надежд. Возможно, они могли основать новый пантеон богов. Если она подтвердит то, что только что сказала, это будет как глазурь на пирожном для Ареса.

"Да", - гордо сказала Зена, счастливо поглаживая свой живот, пока Арес встал и притянул ее для поцелуя. Теперь мир действительно был идеальным!

* * *

Притом, что Арес был невероятно счастлив, он знал, что он теперь должен быть более бдителен, чем когда-либо. Идея стать мужем Зены была превосходной, он знал, что всегда должен будет быть начеку - что стало его второй привычкой после столетий, проведенных на Олимпе. Но Зена могла позаботиться о себе в битве. Ребенок не мог. Теперь он собирался быть не только мужем, но и отцом. Он должен был удостовериться, что с его семьей не случится ничего ужасного, и история не повторится. У него еще была козырная карта про запас, и он хотел разыграть ее, входя в палатку Алти.

Алти ощутила защитный инстинкт и скрытый страх, курсирующий в кишках Ареса, и она минуту вдыхала это чувство и пробовала его на вкус. "Ты хочешь поговорить со мной, Бог Войны?"

"Вообще-то, это скорее предупреждение. Держись подальше от Зены и нашего ребенка!" - угрожающе прорычал Арес своим самым наводящим страх голосом. Военачальники, слышавшие этот тон, обычно прощались с жизнью. Алти даже не вздрогнула.

"Зачем мне причинять вред Зене или вашей будущей дочери, наследнице Зены, так похожей на мать?" - ответила Алти, отмечая вспышку радости в глазах Ареса.

Он пробовал это скрыть, но он надеялся на дочь, такую же беспощадную и жестокую, и в то же время любящую и сострадательную, как ее прекрасная мать.

Она пыталась отвлечь его. Сосредоточься. Ради своей семьи он должен был собраться. "Я не знаю, зачем тебе вредить моему ребенку или женщине, на которой я собираюсь жениться, но я также не знаю, зачем тебе было накладывать проклятье на Солана, однако ты это сделала. Это вовсе не удержало Зену на ее истинном пути в моем мире, не так ли?" - горько заметил Арес.

"О, так ты об этом знаешь? А Завоеватель, она знает?"

"Нет. Какой смысл говорить ей? У тебя немало сил. Если бы она узнала, что ты прокляла ее сына, прежде чем он родился, она бы убила тебя, как убила тебя в моем мире, а такие как ты не сдаются без борьбы. Ты бы нашла какой-нибудь способ навредить нашей семье даже из могилы", - отметил Арес этот факт как сам собой разумеющийся, садясь за маленький столик в палатке Алти. Он не чувствовал никакой горечи или предательства в происшедшем. Это просто было в характере Алти, так же, как в его характере было командовать и отдавать приказы.

Алти улыбнулась. Она думала о том же.

"Однако если только ты попытаешься причинить вред Зене или нашему ребенку, она сразу же обо всем узнает. И когда я верну силы, я обыщу землю в поисках еще более мощного шамана или шаманки, чтобы гарантировать, что ты НИКОГДА не сможешь напасть на нас, и ты окажешься в самой глубокой, самой темной бездне Тартара. Я дам тебе бессмертие, и ты не сможешь переродиться - навечно останешься в бездне. Я ясно выражаюсь?!" - угрожающе прорычал Арес.

"Ясней не бывает. Однако ты должен бы благодарить меня за то, что я избавилась от мальчишки. Если бы не его смерть, Зена никогда не позволяла бы себе сблизиться с твоей копией в этом мире, а значит, и с тобой", - объяснила Алти, потрясенная тем, что этот лишенный сил бог думал, будто может угрожать ей.

В этот момент Арес почувствовал, что разрывается на части. Одна его половина хотела поблагодарить Алти за то, что она оказала такое влияние на становление Зены, помешала ей стать героем. Другая требовала разорвать ведьму на куски за те страдания, которые она причинила его любимой. Она, вероятно, была права, и именно смерть Солана свела его копию и Завоевателя вместе, от жажды к истинной любви, он также узнал от окружения Зены, как и предполагал, что в этом мире Солан умер, пытаясь защитить его раненого опекуна, Келапуса, в последнем сражении, окончательно уничтожившем кентавров. Зена была тем утром невероятно счастлива, она, наконец, собиралась исправить те 11 лет, что провела без сына, объявить его наследником ее только что образованной империи. И затем, когда старый кентавр упал, Солан бросился к нему, и один из собственных солдат Зены проткнул его. Арес вздрогнул, представив, как Зена избавилась от этого солдата. И эта Зена, и Зена из его собственного мира были мастерами в искусстве пытки, но если тот человек убил ребенка его возлюбленной, он заслужил каждый момент боли и страдания, которые испытал, и даже больше.

"Возможно, но клянусь рекой Стикс, я не спущу с тебя глаз! Если ты тронешь хоть волосок на головах членов моей семьи, тебя постигнет та же судьба, что и в моем мире, или еще хуже, думаю, ты знаешь, о чем я!" - поклялся Арес, едва сдерживая гнев. Затем он повернулся и направился к выходу.

"Я не собираюсь причинять вред твоей семье, Бог Войны. Я знаю, что ты думаешь обо мне, но я гораздо больше похожа на тебя, чем ты хочешь признать. Мы должны работать вместе. Мы должны, если хотим выжить!" - повернулась к нему Алти. Она хотела убить бога за его самонадеянность и дерзость, за то, что он думал, будто знает, о чем думает она, но она также знала и то, что это принесет больше вреда, чем пользы. Он не знал о зле самого главного. Арес знал жадность и ненависть, месть и злость, но истинное зло он даже отдаленно не постиг. Его понимание не было необходимо. У него были свои поводы, но их стремления были схожи. Однако теперь она вспомнила, почему некогда присоединилась к амазонкам: не надо было бороться с мужскими эго.

Арес вышел из палатки, даже не оглянувшись.

Едва он вошел в собственную палатку, как оказался прижат к земле, с заведенными за спину руками. По его лицу расползлась улыбка. Зена хотела играть! Затем его озарила другая мысль, что-то, с чем он прежде не сталкивался - сомнение. "Зена, ребенок?"

"С ним все будет в порядке. Я была беременна и раньше, знаешь ли. Я знаю, как далеко могу зайти", - заверила она его, кусая мочку его правого уха и проводя руками по его мускулам, скрепляя цепи.

Тогда он сказал единственное, что ему оставалось: "Да, Хозяйка".

Зена перевернула его на спину и устроилась между его бедрами. Она смотрела ему в глаза, и он думал, что умрет от недостатка кислорода. Она была совершенством, и он не мог дышать от благоговения перед ней. Так было, пока ее рука не скользнула в его штаны и нежно сжала его. Тогда он быстро и тяжело задышал, его глаза закатились. Он чувствовал, как она вызывает в нем волну желания, поглаживая его твердеющий член, медленно снимая его одежду, и он подумал, что, должно быть, это и есть рай.

Только когда он подумал, что кончит от одного ее прикосновения, она остановилась, стоя перед ним и хищно улыбаясь. Она сняла доспехи и кожу, распустила волосы. Она поглаживала свою грудь, провела руками по мягкому, прекрасному, без единого шрама телу. Арес вобрал воздух в легкие, глядя на нее. Тогда она забралась на него, так что его лицо оказалось между ее ногами. Он мог ощущать ее мускусный аромат и глубоко вдыхал его. Он знал, чего она хотела. Она хотела, чтобы он языком довел ее до оргазма, облизывая, и ей нравилось, что сам он не мог испытать удовлетворения без ее благоволения. Она жаждала силы и власти, вероятно, стремясь утвердиться в их отношениях после взаимных любовных ласк прошлой ночи, но его это не волновало. Он любил ‘Завоевателя’ в ней. И он любил пробовать ее на вкус, слушая, как она кричит от удовольствия.

Облизывая ее изгибы, он принялся за работу, дразня ее. Он знал, что это сводит ее с ума, но он хотел, чтобы она знала, что он не собирался быть лишь ее виляющим от любви щеночком. Если она думала, что, в конце концов, он мог бы надоесть ей, он не хотел закончить как его мать, видя, как человек, которого любишь каждой клеточкой тела несколько столетий, оставляет тебя, и ничего нельзя с этим сделать. Мысли о Гере и ее судьбе погасили часть его страсти, и это было хорошо. Он не смог бы сдерживаться дольше, со стонущей Зеной. Эти звуки возбуждали его ещё больше.

Зена упала на Ареса, и стала подниматься к нему, пока ее бровь не оказалась на уровне его твердой накачанной груди, и сильно прижалась к нему. Его руки все еще были сцеплены у него за спиной, но он не возражал против дополнительного давления на них. Зена вцепилась в него, выкрикивая его имя. Жизнь была хороша. И должна была стать еще лучше.

Завоеватель сглотнула, облизала губы и игриво подмигнула ему, потом метнулась к столу в углу палатки, схватила ключ от цепей. Она раскрыла цепи, освобождая Ареса, и он притянул ее в свои объятия, обнимая женщину, которая захватила его сердце. И удовлетворенные, полностью счастливые, они почти заснули тут же на коврике в палатке командования, когда Арес инстинктивно пробормотал: "Я люблю тебя, Зена".

И в то же мгновение они уставились друг на друга, потрясенные.

Арес не мог поверить, что сказал это! Как он мог быть настолько глуп? Теперь было слишком поздно взять слова назад! Зена не любила его; ни одна Зена, ни из его собственного мира, ни из этого! Он только что дал ей в руки оружие против себя, за мгновение счастья! Он никогда не должен был этого делать! Арес боялся смеха, который неизбежно последует.

Но смеха не было. Вместо этого между ними повисла тишина, Зена взяла его лицо в руки и поцеловала в губы, мягко, но в то же время страстно.

"Я никогда не думала, что могла бы полюбить кого-то, кроме моей семьи в детстве, но... я тоже люблю тебя, Арес", - нервно сказала она.

И затем они упали в объятия друг друга, без единого слова. Они миллион раз поцеловались, ощущая себя такими влюбленными, что хотелось плакать от радости. Арес, наконец, прекратил поцелуй, глядя Зене в глаза, собираясь сказать ей всё, что было в его сердце.

"Я никогда не говорил никому такого, но я люблю тебя! Ты - всё, что я когда-либо желал или искал в женщине! Ты - моя жизнь! Я хочу провести с тобой вечность, любить тебя, вырастить с тобой детей, даже если наши дети свергнут нас, как Зевс сверг титанов, или Хронос сверг Урана, хочу умереть рядом с тобой! Я люблю тебя, больше чем ты можешь представить, и я хочу, чтобы ты была моей женой! Ты выйдешь за меня?" - спросил Арес, слезы блестели в его глазах.

"Да, я выйду за тебя! Я буду твоей женой!" - подтвердила Завоеватель, кивая со слезами, брызнувшими из ее глаз. Она думала, что никогда не сможет позволить себе роскошь любить, но теперь всё было иначе. Она не хотела ничего другого, кроме как связать свою жизнь с этим мужчиной, провести с ним вечность, быть всем для него.

Снова Арес притянул ее в свои объятья, и они снова занялись любовью, только на этот раз не было никаких игр или борьбы за власть. Была только полная любовь и полное доверие, и Арес и Зена знали, что теперь так будет всегда.

* * *

На следующее утро Арес проснулся раньше, чем его невеста, и ухмыльнулся. Его невеста. Ему нравилось, как это звучит. Еще больше ему нравилось, как звучит ‘его жена’, но скоро и до этого дойдет. В зависимости от того, как далеко еще им нужно было ехать, возможно, даже сегодня. Что ж, он решил, что должен начать делать все те вещи, которые делают влюбленные мужчины - или должны делать, как он слышал. Он подумал над этим и наконец вспомнил, как Афродита рассказывала на последнем семейном завтраке, что Гефест часто приносит ей завтрак в постель. Хорошо, стоило попытаться. Он знал, что Зену нельзя было заинтересовать цветами или сладостями. Она ненавидела цветы, а если бы он и смог добыть сладости здесь, в середине непонятно чего, он знал ее достаточно хорошо, чтобы знать, что она не станет есть конфеты во время хода кампании. Так что это определенно должен быть завтрак в постель.

Он оставил палатку и пошел к походному костру. Там роились солдаты, в столь ранний час уже готовые выйти по первому приказу. Младшие солдаты почтительно склоняли перед Аресом головы, но один или двое, кого он видел прежде в лагере Зены, когда Зена еще была военачальником, окинули его понимающими взглядами. Он понял, что он и Зена слишком шумно вели себя прошлой ночью, и он кивнул им, проходя мимо.

Когда Арес подошел к горящему костру, он улыбнулся женщине средних лет, которую взяли с собой в качестве повара, и она отчаянно покраснела, он не знал, было ли это ее реакцией на него, или она тоже все слышала вчера ночью. В любом случае, нужно бы делать то, зачем он пришел. "Два завтрака, и не жадничай, один из них - для Завоевателя".

"А, госпожа потратила ночью много сил, да? Не волнуйся. Ее малышка будет сильной и здоровой, и та злая ведьма не сможет повредить вашей девчушке. Я это точно говорю. Волноваться не о чем", - пообещала женщина с сильным акцентом, по которому он узнал, что она с Эри.

"Так ты шаманка? Что ты здесь делаешь в качестве повара?" - изумленно спросил Арес. Если эта женщина имела достаточно сил, чтобы распознать Алти, она могла бы легко освободиться.

"Я иду туда, где я необходима, Бог Войны, сир, даже между дорогами, как ты выразился. Туда, где такие, как эта ведьма, получают слишком большую силу. Несколько раз я почти собиралась нанести тебе визит, как в тот момент, когда твой отец послал тебя сюда. Какой же ты непослушный! Ты не должен был пытаться украсть Шакрам Света. Он не предназначен для таких как ты", - предупредила Ареса женщина, ее глаза пылали, один абсолютно белый, другой чернее ночи. Арес ощущал огромную силу этой женщины, еще более мощную, чем Зевса, и с опаской отодвинулся.

"Ладно! Я все понял! Больше никаких планов по устранению других богов. Понял", - заверил Арес женщину, поднимая руки в жесте сдачи и демонстрируя самую обезоруживающую улыбку, какую мог выдавить.

Женщина рассмеялась над ним, на ее глазах выступили слезы. "О, ты проливаешь бальзам на сердце старухи, Бог Войны. Нет, я не желаю, чтобы ты прекратил пытаться, дорогой. Это все равно, что попросить солнце не светить, или орла не летать. Твои поиски силы и власти - часть того, кто ты есть. Ни я, ни ведьма не станем этого отрицать. Но по той же причине я не позволю ей уничтожить всё. Я только заверяю тебя, что, что бы сегодня ни случилось, ваша девочка будет в порядке, такая хорошенькая. Она будет сводить мальчишек с ума! Но будь осторожней с ней, боюсь, она унаследует от матери опасный вкус в мужчинах, когда вырастет", - сообщила старуха-повар, уверенно похлопывая руками.

Арес смотрел на женщину и потер бородку, пытаясь понять, кем она была. Он перебирал всех существ, кто мог бы иметь такие способности как она, о которых он когда-либо что-то слышал. Бог Войны особенно сконцентрировался на земле Эри, но ничего не пришло ему в голову, разве что те таинственные духи, Друиды, но никто на Олимпе ничего не знал о них, кроме того, что они были древними и, казалось, предпочитали держаться особняком, в отличие от большинства богов.

"Даже не пытайся понять, Бог Войны. Только помни мои слова. И что касается твоей прежней просьбы, вот держи. С пылу-с жару", - сказала женщина, вручая ему два дымящихся блюда и посуду.

"Спасибо", - тревожно ответил Арес. Он определенно должен будет провести некоторые исследования, когда вернется на Олимп, его Олимп, его и Зены. По его лицу расползлась улыбка, когда он подумал об их планах.

"Как я и сказала, это все равно, что просить солнце не светить. Теперь возвращайся к своей Любимой Леди, пока еда не остыла", - поддразнила его женщина, качая головой.

Арес бросил на женщину еще один быстрый взгляд, кивнул и сделал, как ему сказали.

Когда он подошел к палатке, то услышал знакомый боевой клич, выронил блюда и бросился вперед так быстро, как только мог.

"Стража!" - донесся из палатки голос Зены, и ее солдаты помчались следом за Аресом.

Подбежав к палатке, он увидел слишком хорошо знакомую голову блондинки, выбегающей с заднего входа и бросившейся к деревьям. Он хотел было догнать ее, но увидел, что двое лучников уже прицелились в убегающую фигуру. Если это была та, о ком он думал, волноваться было не о чем. Габриель не могла причинить вред Зене ни в одном мире, ведь так? И тогда он вспомнил, что Зена-Завоеватель сделала в этом мире с Габриель, и его сердце бешено заколотилось, он вбежал в палатку.

И затем его сердце остановилось. Всё остановилось. Арес никогда не смог бы понять, почему, но он вдруг вспомнил, как Каллисто однажды сказала: "В тот день умерли все".

И Арес почувствовал, словно он сам умирает, держа в руках истекающую кровью Зену.

Ей нанесли удар в верхнюю часть живота, и он мог сказать, что рана фатальная, если никто не поможет. Он вдруг подумал о женщине-поваре.

"Я позову помощь. Не вздумай умирать, Зена! Не вздумай умирать! Только продержись несколько минут! Я за помощью!" - отчаянно кричал Арес, мягко переложил ее в руки одного из ее генералов и выбежал наружу. Поварихи нигде не было видно, зато он увидел подходящую Алти, тащащую за собой раненую Габриель, из плеча которой торчала стрела, весьма близко к яремной вене.

"Значит, маленькая сука-блондинка мертва, да? Она выглядит весьма неплохо для того, кого распяли два года назад!" - Алти швырнула Габриель Аресу, и он вцепился в нее мертвой хваткой.

"Если она умрет, умрешь и ты!" - поклялся Арес, глядя прямо в глаза Габриель. Они были настолько безжалостны и холодны, что Арес еще больше разъярился. Он не хотел верить этому, но по тому, как она ухмылялась, было ясно, что это она напала на Зену.

"Я пришла сюда, зная, что умру, но, по крайней мере, я заберу с собой этого монстра! Я и мои сестры амазонки будем отомщены!" - выплюнула Габриель, в прямом смысле плюя в сторону Зены.

Алти осмотрела Зену и затем нажала нужные точки на ее боку и груди. "Вот так. Это замедлит кровотечение и ослабит боль, но я не могу спасти ее. У нее не больше получаса, если ты ничего не сделаешь, Бог Войны".

"Повариха с эрийским акцентом, где она?" - взволнованно спросил Арес, выбегая из палатки и глядя на костер. Женщины по-прежнему нигде не было.

"О чем ты говоришь? При чем тут повариха? Зена ранена, не отравлена!" - Алти отказывалась понимать.

"Потому что она - не просто повариха. Она какая-то мощная шаманка из пересечения миров, или обладает силой судьбы, или еще что-то. Она знала о ребенке и причинах моего изгнания в этот мир. Где она теперь?" – настаивал Арес.

"Возможно, именно это и разбудило меня. Я ощутила мощную силу, но потом сила исчезла. Если это была она, то она ушла, и у нас нет времени дожидаться ее. Что, если попросить твою семью? Они могут помочь?" - спросила Алти, пытаясь придумать альтернативные способы спасти Зену. Это была кровоточащая рана, а она была шаманкой. Она могла ослабить боль, но не могла останавливать кровь или исцелять.

Арес понял это, и сразу же ощутил затруднение. Он должен был пойти на унижение, но Зена этого стоила. "Зевс! Зевс!"

В следующий миг появился Король Богов, посмотрел вокруг, затем взглянул на своего своенравного сына. Зевс мог ощущать в нем отчаяние.

"Зевс, отец, прошу, помоги мне! Я согласен на что угодно, все, что ты скажешь, только прошу, спаси Зену! Ей нанесли удар, а я смертный, я не могу ей помочь. Прошу, излечи ее! Пожалуйста!" - умолял Арес, падая на колени и хватая полы одеяния отца.

Зевс смотрел на сына, и его сердце ныло. Как бы не были он и его сын далеки, Зевс не мог полностью изгнать все чувства к любому из его детей, даже к нему. Но хороший отец иногда должен дать ребенку познать боль, перенести ее, получить урок жизни. Это был как раз тот случай. Это был урок любви, слабости и зависимости, Война не могла себе этого позволять. Арес рано или поздно оправился бы, стал еще сильнее и темнее. Это была его судьба, но пока они будут страдать, Арес из-за потери этой женщины, Зевс - из-за агонии своего сына. "Мне жаль, Арес, но я не могу излечить ее. Она смертна. Она должна умереть. Я не могу уберечь тебя от этой боли, не причиняя тебе непоправимого вреда, не ограждая тебя от правды, и я не стану этого делать".

Внезапно возникли три других вспышки, и у входа в палатку стояли Афродита, Эрот и Афина.

"Ну прекрати, папа! Женщина, которую Арес ПО-НАСТОЯЩЕМУ любит, УМИРАЕТ! Ты ОБЯЗАН ее спасти!" - настаивала Афродита, топая ногой в розовом тапочке и делая плаксивое лицо.

"Я согласна, отец. Для Ареса будет лучше, если рядом с ним будет Зена. Он мог бы многому у нее научиться", - поддержала Афина, с симпатией глядя на брата. Хотя эта Зена и не была Зеной из ее мира, которой Афина восхищалась за ее путь искупления, она была хорошим лидером и воином. Она могла быть ученицей Ареса, но даже здесь она никогда не теряла своего сострадания. Она основала общественные больницы и ввела обязательное обучение для всех детей. Она учредила переобучающие программы для вдов и лишившихся работы. Она строила дороги во всей империи и поддерживала местное самоуправление. Будучи жестокой и безжалостной в управлении, она была самым мудрым смертным правителем, в любом из смертных царств, и если бы она продолжала в том же духе, Афина верила, что она привела бы свой мир к миру и процветанию.

Арес с благодарностью посмотрел на сестер и племянника.

"Нет, я не могу позволить этой женщине быть излеченной, и это мое последнее слово. Любого, кто ослушается меня, я лично сброшу в пропасть Тартара, где вы сможете составить компанию матери. Когда эта шлюха умрет, я верну тебе твои силы, Арес, но не раньше! Вдруг бы ты решил спасти ее ценой своего бессмертия, а этого я допустить не могу. Нашему миру нужен Бог Войны", - окончательно заявил Зевс. Затем, так же быстро, как появился, он исчез.

"НЕТ! Вернись! Пожалуйста, ОТЕЦ!!!"- отчаянно закричал Арес. Он не мог поверить в то, что случилось. Всё это казалось настолько ирреальным. Он наконец нашел, после одиннадцати тысяч лет существования, любовь своей жизни, и его отец только что обрек ее на смерть? Он ненавидел ублюдка теперь больше, чем когда-либо прежде, и он возобновил клятву, которую сделал семь тысяч лет назад, что доживет увидеть его мертвым, и желательно так, как увидел мертвым Хроноса сам Зевс!

"Тартар, что мне теперь делать?" - спросил Арес; Афина, Афродита и Эрот подошли к нему и опустились рядом с ним на колени.

"Ты справишься, Арес. Я знаю, что справишься", - сказала Афина, сочувственно похлопывая брата по спине. Она была воином, как и он, и, видя, что Афродите и Эроту не терпится обнять Ареса, она знала, что он этого не оценит.

"Да, братик, все будет хорошо. Сначала будет тяжело, но у тебя всегда есть я и Эрот, и Геффи. Помни это, ладно? Не пытайся справиться в одиночку", - напомнила Афродита, в ее прекрасных глазах тоже блестели слезы.

"Мне жаль, что я не смогу стать твоей женой или родить нашего ребенка", - сказала Зена, ее голос был едва громче шепота.

Когда умер Лайкус, Зена пришла осознать близость смерти, и, в отличие от большинства воинов, она приняла ее. Она даже сохранила жизнь Селесте, когда истребила богов. Она не боялась смерти, и смерть была часто ее самым близким компаньоном. Ей только было жаль, что она не сможет дать жизнь их с Аресом ребенку. Она ненавидела факт, что ее ребенок умрет с нею, но ничего нельзя было сделать.

"Возможно, есть способ всё исправить", - в печальную тишину палатки ворвалась Алти.

"Ему не нужны твои советы, ведьма!" - отрезала Афина.

Арес терпеть не мог, когда Афина пыталась управлять его жизнью. Он знал, что она хотела как лучше, но он хотел знать, о чем говорила Алти. Им обоим здесь было что терять. Ее совет мог иметь свою цену, но оттого, что он ее выслушает, хуже не будет. "Я сам решу. Говори".

"Дело в том, что у будущего ребенка в Зене будет пятнадцать-двадцать минут, прежде чем он умрет в мертвой матери. Если сразу после того, как она умрет, ты вызовешь Зевса, чтобы он вернул твои силы, а потом сумеешь быстро от него избавиться, ты сможешь спасти ребенка. Ты сможешь поместить этого ребенка в себя, пока не найдешь женщину, желающую выносить его", - предложила Алти, видя в глазах Зены забрезжившую надежду.

"Да, Арес. Сделай это. Спаси нашего ребенка, пожалуйста!" - просила Зена, ее глаза умоляли мужчину, которого она любила, спасти их ребенка. Она просила впервые за двадцать лет, и его любовь к ней заставила его выполнить то, о чем она просила.

"Конечно, любовь моя. Что угодно. Я возьму ее и выращу, чтобы она была сильной как ее мать. Я обещаю тебе!" - поклялся Арес, кивая, из его глаз начали падать слезы.

"И что касается брака, ты можешь жениться на ней сейчас, пока она не умерла. Если убийца блондинка, Габриель, проведет церемонию и даст свое благословение вашему союзу, то ваши души, твоя и Зены, будут связаны навечно, во всех мирах. Она будет с тобой в каждой будущей жизни", - сообщила Алти, мрачно улыбаясь. Было бы хорошо иметь союзника в каждой будущей жизни, удерживая Зену во тьме. Арес обеспечит, что Зена будет защищена от влияния Габриель. Тогда Алти всегда имела бы на Зену самое сильное влияние. Да, это было бы ей на руку.

"Арес, не делай этого! Эта ведьма что-то задумала. Только посмотри на нее!" - умоляла Афина. Она знала достаточно, чтобы понять логику Алти. Ее брат однако не беспокоился о намерениях Алти на будущее. Он верил, что сам имеет достаточно силы, чтобы справиться с ней и защитить Зену. Боги, Афина презирала эго ее брата. Она знала, что он согласится с планом, но она должна была по крайней мере попробовать, даже если это было бесполезно.

Арес печально улыбнулся женщине, с которой хотел разделить вечность, которую хотел видеть своей женой - и увидит, но не больше пяти минут. "Зена, любимая, ты выйдешь за меня прямо сейчас?"

"Да", - сказала Зена, улыбаясь так счастливо, как только могла.

"Афродита, нам понадобятся свадебные браслеты и кольца. Я хочу кольца, какие были у Зевса и Геры", - сказал Арес, успокаивающе улыбаясь своей умирающей почти-Королеве Богов.

"Всё, что угодно, братишка. О, это так красиво!" - сказала Афродита, заставляя появиться требуемые предметы. Как Богиня Любви и жена Гефеста, она имела весь доступ к свадебным украшениям. Этот набор был специально сделан ее мужем для одной пары, которую она поддерживала и которая должна была пожениться завтра. Она должна будет попросить Гефеста сделать другой набор к назначенному сроку. Вероятно, ему придется проработать полночи, но как только он услышит причину, он не станет ворчать или сердиться на нее.

"Приведите девчонку!" - пролаяла Алти приказ, и двое стражников привели в палатку раненую Габриель.

Эрот печально покачал головой, а Афродита задохнулась от ужаса, когда они увидели убийцу Завоевателя. Ни один из них не мог поверить, что Габби могла хладнокровно убить Зену, кто угодно - не Габби!

Арес стоял перед белокурой амазонкой "Ты проведешь свадьбу, амазонка! Если ты откажешься, тебя казнят. Если послушаешься и дашь мне и Завоевателю свое благословение, то последним официальным указом Завоеватель сохранит твою жизнь. Ты понимаешь?"

Габриель потрясенно на него посмотрела, затем тряхнула головой. "Да. Если хочешь жениться на этом чудовище, это твое дело!"

"Кто бы говорил, убийца! Теперь делай свою работу!" - потребовал Арес, подталкивая Габриель к Зене, пока Афродита приподняла Завоевателя, чтобы увидеть ее.

Зена горько рассмеялась. "Я думала, что казнила тебя, маленькая девочка".

"Казнила, но у меня были подруги амазонки, которые ночью сняли меня с креста и спасли. Тебя ведь тоже когда-то точно так же приказал казнить Цезарь?" - спросила в ответ Габриель.

Арес не мог в это поверить. Зена распяла суку. Сука наносит Зене смертельный удар, и в последние несколько секунд жизни они снова встречаются. Судьбы должны действительно ненавидеть его. "Габриель, начинай церемонию!"

"Откуда ты знаешь мое имя?" - спросила Габриель.

"Не важно. Ты хочешь жить, или я казню тебя прямо здесь!" - угрожающе крикнул Арес.

"Мы все собрались здесь сегодня, чтобы быть свидетелями этого союза между Аресом, Богом Войны, и Зеной, Завоевателем. Брак - связь душ, в него нельзя вступать по легкомыслию. Если кто-либо здесь знает причину, по которой эти двое не могут сочетаться узами брака, пусть скажет сейчас или молчит вечно", - Габриель сделала паузу.

На миг оглядевшись вокруг, она продолжила. "Арес, Бог Войны, именем твоего отца, Зевса, берешь ли ты эту женщину в жены?"

"Да, беру", - заявил Арес, с большей уверенностью, чем говорил когда-либо в жизни.

"И Зена, именем богини Геры, матери всех нас, берешь ли ты этого бога в мужья?" - спросила Габриель, впервые за больше чем два года глядя Зене в глаза. Это был другой человек, и Габриель прокляла свое мягкое сердце. Завоеватель убила тысячи ее сестер амазонок, и все же часть ее сожалела, что нанесла удар. Она чувствовала себя связанной с этой женщиной, Завоевателем, так или иначе, раньше и сейчас. Когда Зена безжалостно приказала распять ее на кресте, Габриель ощутила внутри, что ее предали. Она знала, что это было сумасшествие, но это было так. Она сделала то, что должна была, и она отказалась продолжать эти размышления, запретив себе сожаления. У нее был новый шанс, и, как только эта свадьба закончится, она не должна его упустить.

"Беру. Я люблю тебя, Арес", - подтвердила Зена, улыбаясь мужчине, которого она любила.

"Арес, надень браслет на запястье Зены", - проинструктировала Габриель. Арес сделал так, сильно сжимая руку любимой. Он также надел ей на палец кольцо, и она, с помощью Афродиты, надела кольцо на его. Арес потер блестящий металл Гефеста и прошептал благодарственную молитву своему зятю, затем посмотрел на Габриель, чтобы она продолжала.

"Тогда, властью, предоставленной мне как Королеве Амазонок и с моим вечным благословением, я объявляю вас мужем и женой. Теперь вы должны скрепить союз поцелуем", - закончила Габриель, против воли улыбаясь. Бог Войны наклонился и поцеловал Завоевателя, и Габриель внезапно почувствовала что-то странное в сердце. Это было, словно вдруг часть нее оторвалась, словно она каким-то образом предала себя, хотя она никогда бы не смогла понять, как. Покачав головой, она стояла, продолжая смотреть на пару.

Когда их губы расстались, Арес улыбнулся жене, чувствуя, что всё кончено, странное спокойствие. Даже когда она умрет, он ее не потеряет навсегда. Они снова будут вместе, в следующей жизни, и в следующий раз он будет следить за ней как ястреб, и не позволит ей исчезнуть. Этого больше не случится.

Зена улыбнулась мужу и не смогла сдержать слезы. Она только что нашла его снова, и теперь они надолго расстаются. Но она не могла сосредоточиться на этом. Она уже чувствовала, что холод просачивается в ее тело, а ей было что сказать ему об их ребенке. То, что она хотела, чтобы ее ребенок знал. "Арес, о нашем ребенке..."

"Нашей дочери, милая. Я точно знаю, что у нас будет маленькая девочка", - сказал Арес, нежно обнимая жену. Она уже начала исчезать. Он чувствовал это, но он знал, что другое теплое тельце сможет удержаться на мгновение или два дольше, и он хотел провести с ней каждую драгоценную секунду, которая им осталась.

"Вырасти нашу дочь сильной и смелой. Научи ее сражаться. Я сделала ошибку, пытаясь оградить Солана от насилия моей жизни, и это убило его. Я не хочу, чтобы она разделила судьбу ее брата. Удостоверься, что она сможет защитить себя, но не вынуждай ее становиться воином, Арес. Дай ей выбор. Пожалуйста, я знаю, что ты - Бог Войны, но позволь ей изучить и другие вещи. Позволь ей изучить историю и медицину, искусство, а не только тактику и стратегию. Вырасти ее мудрой, Арес!" - умоляла Зена, чувствуя, как каждый миг ее жизни приближает смерть. Она почти видела горящее пламя на свече и фигуру, держащую эту свечу.

Афина знала, что не должна была быть столь изумлена. Зена, которую она видела в своем мире, была очень мудрой, и Афина уважала эту Зену за ее мудрость в управлении империей. Но это было просто замечательно! Очень немногие смертные, даже из тех, кто посвятил свои жизни служению ей, просили бы об этом, и Афина знала, что она должна делать. "Зена, я помогу Аресу воспитать вашу девочку, если хочешь. Она будет знать всё, о чем ты просила, и больше. Клянусь рекой Стикс".

"Спасибо. Я хотела бы этого, Афина", - сказала Зена, улыбаясь золовке.

"И не волнуйся, Зена, я обещаю, что малышка научится любить и быть любимой. Я об этом позабочусь, а Эрот найдет ей симпатичного паренька, когда она подрастет. Я тоже клянусь рекой Стикс", - серьезно добавила Афродита, похлопывая Зену по руке, по ее прекрасному лицу струились слезы.

Зена только улыбнулась Афродите, на мгновение закрывая глаза. Когда она снова их открыла, Селеста была уже там, полностью видимая, опустившаяся возле нее на колени.

"Арес, мне уже нужно идти. Люби нашу дочь, и расскажи ей обо мне. Скажите ей, что я любила ее всем сердцем, и что душой я всегда буду с ней", - сказала Зена мужу, в последний раз сильно хватая его руку.

Арес, будучи смертным, не мог видеть Селесту, но после работы с ней в течение столького времени, он знал, что она была рядом.

"Конечно, любовь моя, конечно! Я люблю тебя, Зена! Я люблю тебя!" - поклялся Арес, его лицо было в слезах.

"Я тоже люблю тебя, Арес!" - из последних сил прошептала Зена, потом медленно выдохнула в последний раз. Арес поцеловал ее в тот момент, когда глаза ее закрылись, и ее душа отправилась к следующей жизни.

"Она ушла", - объявила Алти, получая уничтожающий взгляд от Афины.

Арес еще миг продолжал плакать, держа любимую, крепко прижимая к себе, зная, что теперь не мог причинить ей боль.

Внезапно он почувствовал, как что-то коснулось его плеча. Он поднял голову и увидел сочувствующие синие глаза Богини Мудрости, глядящие на него. "Не хочу мешать тебе, но если ты собираешься делать это, предлагаю позвать папу немедленно. Наверняка он прочитает какую-нибудь напыщенную речь, а у тебя всего пятнадцать минут, чтобы спасти ребенка".

"Ты права. Зевс!!!" - прокричал Арес во всю мощь своих легких. Ему предстояло выдержать шоу.

"Она действительно мертва?" - спросил Зевс, едва появившись, глядя на тело, которое держал его сын. Женщина была на самом деле мертва, и ему потребовалась каждая унция силы, чтобы не опуститься на колени возле сына. Но он должен был быть прежде всего Королем Богов, и лишь затем отцом. Это всегда было его проклятием.

"Она мертва; благодаря тебе!" - Арес дал ожидаемый ответ, с подлинной горечью в голосе. Если бы он принял свои силы слишком легко и слишком быстро, Зевс решил бы, что он что-то задумал, и докопался бы до истины.

"Мне действительно жаль, сын, но ты должен был узнать о любви и ее разочарованиях. Ты бы не смог выполнять свою работу, если бы был обременен женой, ты был бы опьянен. Она управляла бы тобой, а не наоборот", - объяснил Зевс.

"Мне не нужны твое сочувствие или твои жалкие объяснения! Ничто из сказанного тобой не сможет ослабить мою боль! Только верни мне мой меч, чтобы я смог освободиться от смертного сердца!" - яростно выкрикнул Арес.

"То, что ты станешь богом, не изгладит эту боль. Я знаю это из опыта с твоей матерью. Но сделка есть сделка. Ты получаешь меч со смертью этой женщины, так и будет", - сказал Зевс, в его руках появился меч Ареса. Он передал меч сыну и смотрел, как бессмертие возвращается к Аресу.

Как только синий свет исчез, Арес мягко поцеловал холодные губы жены еще раз, затем уложил ее тело на постель, и поднялся.

"Я вернусь на Олимп через час. У меня еще есть здесь неотложные дела, люди, с которыми я должен поговорить", - сказал Арес, избегая встретиться глазами с Зевсом. Он боялся, что, увидев ожидаемое спокойствие на лице отца, когда его собственная жизнь летела в Тартар, он мог наброситься на Зевса.

"Что ж, хорошо. До скорого", - попрощался Зевс. Он так хотел сказать больше, но знал, что сейчас что угодно прозвучит педантично, и оставил Ареса в покое. Перед его сыном лежала длинная дорога, но Зевс имел веру в мальчика. Он переживет это и извлечет урок. В конечном итоге он примет свою судьбу. Кивнув другим своим детям, Король Богов исчез.

В следующее мгновение, как только стало ясно, что Зевса нет, Арес упал на колени, облегченно выдыхая. Он расстегнул свой кожаный жилет, оголяя грудь и живот, и протянул руки над возлюбленной. Его руки медленно начали пылать, и он достиг ее холодной матки, осторожно ища крошечный сгусток жизни. После нескольких минут поиска он нашел этот сгусток и мягко извлек его, немедленно помещая в свое тело. На миг он задержал дыхание, затем вздохнул, чувствуя, что эта новая жизнь цеплялась за его собственную, надежно. Она была жива. Его прекрасная дочь была жива, и с ней всё будет в порядке, как и предсказывало то существо, выдававшее себя за повариху. Снова в его глазах появились слезы, и на этот раз Афродита крепко обняла брата, а Афина снова похлопала по плечу.

"Теперь я пойду. Мы не хотим, чтобы отец что-то заподозрил", - решительно заявила она, хотя ее мысли уже неслись со скоростью несколько стадий в минуту о ее новых обязанностях тети. Приготовления, которые предстояло сделать, даже при том, что до рождения девочки оставалось целых восемь месяцев. Афина исчезла в золотых искрах.

"Не бойся, Арес. Дита всегда будет рядом с тобой, всегда. Я никуда не денусь! О, мой бедный братишка!!!" - заскулила Афродита, еще крепче стискивая брата, почти до боли! Если бы он был смертен, его кости бы треснули.

"Я в норме, Дита. Правда. Мы можем увидеться завтра. Я бы хотел остаток дня побыть один. Завтра я к тебе загляну. Обещаю", - сказал Арес, надеясь избавиться от сестры. Ему предстояло кое-что сделать, и он не хотел, чтобы она это видела.

"Идем, мама", - твердо сказал Эрот, поднимая мать на ноги. Он любил ее, но он был мужчиной и понимал, что Арес нуждался сейчас в одиночестве. Он понимал, но не Афродита.

"Завтра увидимся, мой любимый военный пупсик!" - сказала Афродита, посылая воздушный поцелуй, и вместе с сыном исчезла в бело-розовом свете.

Наконец он был наедине с Алти, и он обернулся к ней с опасным блеском в глазах. "Я знаю, что говорил тебе это прежде, но я повторю! Ты должна держаться подальше от моего ребенка! Если придется, я натравлю на тебя Зену из моего мира, если только ты даже подумаешь приблизиться к моей дочери или применить к ней свои фокусы! Поняла меня, ведьма?!"

"Я всё поняла. Поверь. У меня нет никакого интереса к твоему отродью, теперь, когда Зена мертва", - сказала Алти, глядя Аресу в глаза. Это была ложь, конечно же, и оба это знали. Эта девочка была частью Зены и бога. Она будет мощной силой. Сила всегда интересовала Алти.

Глаза Ареса упали на тело Завоевателя, и хотя он знал, что она была мертва, он также знал, что некоторые ритуалы черной магии позволяли использовать тело покойного. Он не мог позволить Алти использовать тело женщины, которую он любил, в каком-нибудь заклинании. Вытянув руку к телу, он отправил энергетический шар, который превратил тело в золу, затем собрал золу в урну, появившуюся в другой руке. Он возьмет ее с собой, чтобы сохранить и однажды показать дочери.

Скрестив руки на груди, Арес бросил на Алти последний предостерегающий взгляд и исчез во вспышке синего света.

Арес должен был восстановить два шакрама этого мира и уберечь их от ведьмы. Он понял, что Зена из его мира была права, когда нейтрализовала оружие. Он сделал бы так же. Однажды он даст объединенный шакрам дочери, когда почувствует, что она готова принять наследство матери. Он также возьмет ей другие подарки, такие, как меч ее матери. Он повесит этот меч на стене в своем храме, среди другого оружия.

Зена-Завоеватель заслужила там почетное место. Она завоевала все страны этого мира, и, что еще более важно, сердце Бога Войны.

Конец

Прочитано 230 раз
Опубликовано в Фанфикшины

Поддержи XenaWP.ru

Администрация

Удивительные странствия Геракла

"Удивительные странствия Геракла" ("Hercules: The Legendary Journeys") - приключенческий сериал, снятый в жанре фэнтези и повествующий о приключениях Геракла - древнегреческого героя, сына Зевса и Алкмены, и его лучшего друга и спутника Иолая.

Удивительные странствия Геракла

Сюжет сериала начинается с того, как Гера, мачеха Геракла, которая ненавидит его как вечное напоминание измены ее мужа, приказывает убить семью героя. Читать далее...

Случайная цитата:

Габриель: Не надо все время быть сильной! Иногда полезно расслабиться!

Эпизод ЗКВ 102 Военные колесницы

СабВС

Сабберский виртуальный сезон - переводы на русский язык зарубежного виртуального сезона ЗКВ, в основе которого лежат романтические отношения героинь сериала - Зены и Габриель.

Сабберский виртуальный сезон

Сабтекст в сериале Зена - Королева Воинов

Журнал "За Кадром"

Журнал За Кадром - проект, созданный Зенайтами форума ShipText. ЗК написан в стиле юмористического журнала и призван удивить дорогого читателя чем-то неожиданным и оригинальным. Сюжеты выпусков рассказывают о выдуманных приключениях героев сериалов Зена - королева воинов и Удивительные странствия Геракла и содержат множество интересных рубрик, среди которых "Статьи", "Репортажи", "ТОПы", "Анекдоты" и многие другие. На сегодняшний день создан 31 выпуск журнала "За Кадром"

Журнал За Кадром

© 2006 - 2018 XenaWP.ru. Копирование и распространение материалов с сайта возможно только с согласия автора и администрации, а также с указанием имени автора и ссылки на источник.