Chakram

Это интересно:

Люси покрасила свои волосы в черный цвет для роли благодаря теннисистке Габриелле Сабатине, которая по мнению актрисы, выглядела как принцесса воинов.

Зена - королева воинов

"Зена - королева воинов" ("Xena: warrior princess") - сериал, повествующий о приключениях бесстрашной воительницы Зены и ее спутницы Габриель.

Зена - королева воинов

В прошлом Зена была Грозой миров, Завоевателем, сеющим страх и разрушения, но после встречи с Гераклом воительница расскаивается и становится на путь исправления своих ошибок. Читать далее...

РусШВС

Русскоязычный шипперский виртуальный сезон - проект родившийся в 2003 году силами пользователей сайтов AresTemple и ShipText. Это виртуальное продолжение сериала "Зена - Королева Воинов", подразумевающее наличие романтической линии между Королевой Воинов и Богом Войны.

РусШВС

Храм Ареса

Переводы ШВС

Шипперские Сезоны - это набор виртуальных сезонов сериала "Зена - Королева Воинов", которые идут сразу за финальными эпизодами сериала. Прежде всего, они сосредоточены на отношениях Зены и Ареса, постепенно развивающихся в течение сезонов, но в то же время важную роль играют и другие герои, такие как Габриель, Ева, Вирджил, а также новые персонажи.

ШВС

Интервью с Робертом Брюсом

Разместила  15.02.2016 10:44
(11 голосов)

Двенадцать лет Роберт Брюс был агентом, тренером и близким другом Кевина Смита. В марте 2002 года мистер Брюс обсуждал свою собственную разнообразную карьеру, его долгую личную и профессиональную взаимосвязь с Кевином Смитом, их последний совместный вечер, и Фонд для детей Кевина. Было определенное редактирование этого телефонного разговора, но никаких попыток дублировать его шотландские высказывания.
Когда мы поблагодарили его за его открытость и потраченное время, он просто написал в ответ: «Что угодно для Кева».

Встреча с Кевином Смитом:

Интервьюер: Когда ты впервые услышал о нем или встретился с Кевином Смитом?

Брюс: Ну, Кевин, он был с Южного острова, и один из моих других клиентов, кто также был моих другом, позвонил мне и сказал: «Послушай, тут в театре есть кое-кто, с кем тебе нужно встретиться. Его рост 6'3", он красивый, он играл в регби, большой парень, и умеет играть». И я ответил:

«Ладно, пусть пришлет фотографию». Он прислал фото, я получил его и, конечно же, он был красивым, у него был этот мальчишеский вид, поэтому я поговорил с ним по телефону. Он приехал на встречу, мы поговорили и почти сформировались не только клиентские отношения, но и дружеские, потому что у него было тоже чувство юмора, хотя его и было трудно вытащить из Кева, очень застенчивый парень.

Еще одним общим было то, что он спросил меня есть ли тут тренажерный зал, которым он мог бы воспользоваться. Я сказал ему, что есть зал, где тренируюсь. Он спросил о личных тренерах и я ответил: «Ну, денег у тебя нет, тебе придется приезжать из Тимару, ты не можешь позволить себе личного тренера. Но я буду тебя тренировать, если ты приедешь сюда в 5 утра». Он странно посмотрел на меня (смеется) и сказал: «Ладно». Так все и началось. Мы начали в тот день. Мы встретились 7 декабря 1989 года. В 13:30.

Интервьюер: Ты всегда такой точный или он произвел особое впечатление?

Брюс: Ну, я очень организованный, но...

Роль Ареса

Интервьюер: Отуда взялась роль Ареса?

Брюс: Он занимался другой работой. Участвовал в театральных импровизациях, драме, но с этим парнем я очень скоро понял одну вещь – у него потрясающий талант. Я сказал ему тогда, что пройдет десять лет, прежде чем начнется успех в бизнесе. Потому что он был очень большим парнем и очень молодым. Большинство актеров того, и даже сейчас, возьмите Тома Круза или Сталлоне, все они карлики.

Интервьюер: Они ходят на коробках и их партнеры по фильму стоят в траншеях.

Брюс: Да. Поэтому я знал, что этот шестифутовый красавец не пробьется внезапно, но, что было важней, он был слишком молод, его лицо было слишком детским. Я сказал: «Тебе нужно заработать морщины, тебе нужно получить опыт». И я поговорил с его женой, сказав: «Слушай. Чтобы карьера Кева оказалась там, где я хочу, тебе на ранних стадиях придется многим пожертвовать». Другими словами, мы бы отказывались от трех из пяти предложенных работ, потому что в этой стране слишком легко стать передержанным товаром. Можно быть популярным одну минуту и растерять все в следующую, люди скажут: «О, только не он опять». Нельзя этим рисковать. И мы так и сделали.

Мы с ним занимались, продолжали тренировки по 4 раза в неделю. Я отрабатывал с ним кое-какие бойцовские движения, дал ему боевой стиль. Мы были хорошими друзьями. У нас были отношения, которые работали и...(делает паузу) Да. То есть, у меня хорошие отношения со всеми моими клиентами, но с Кевом было что-то, что просто...

Интервьюер: Ты сказал, что в начале он был очень застенчивым, это не похоже на Кевина Смита, которого видели фанаты.

Брюс: Что он делал, и люди это часто не понимают, так это постоянно был в напряжении, этому его научили театральные импровизации, а Кевин был в этом великолепен. Он был на мировом турнире в Орландо. А еще он занимался стенд-апом, и писал свои реплики для местных комедийных клубов. Это был его способ держать себя на пределе. Он сказал мне, что для него обязательной была ситуация пан или пропал. Поэтому, люди внезапно узнали этого парня и его другие таланты. Его музыкальные таланты, у него была группа. У него был чертовски потрясающий голос, он иногда пел в джаз-клубах, он пел перед 250 000 людей в рождественском шоу. Все эти вещи стали появляться в первые несколько лет, то, что у него есть все эти навыки. А потом появились УСГ и ЗКВ, им нужен был плохой бог.

Интервьюер: Он уже играл Ификла, да?

Брюс: Да, сначала он сыграл Ификла.

Интервьюер: Что было не самой впечатляющей ролью...

Брюс: Нет. Это было просто...возможностью сыграть там. В тот момент Арес не планировался. Это нечто похожее на отношение к Renaissance тогда, ведь, когда они тут появились, то никто не знал будет ли сериал популярным или...Поэтому, когда он получил роль, то это была возможность закрепить сделку с американской компанией. Они просто влюбились в него. И Арес был рожден.

Интервьюер: Арес – великолепная роль. И он выжал из нее максимум.

Брюс: О, да.

Интервьюер: Людям нравится смотреть, когда злодеи наслаждаются своей работой.

Брюс: Да, и он создал эту роль.

Об успехе Ареса и взаимоотношениях с фандомом

Интервьюер: Но, когда стала появляться слава вне сцены, как он себя чувствовал, особенно, что касалось конвенций и остального фандома?

Брюс: Какое-то время он наслаждался этим, но потом все стало немного сумасшедшим. Я помню, как он вернулся с одной, не помню которой, и сказал: «Думаю, теперь мне придется отказываться от конвеций, я не против в них участвовать, но...» (пауза)

Интервьюер: Это слишком?

Брюс: Да. Это постоянное давление. Не из-за того, что ты делаешь. То есть, он мог пойти на сцену и болтать восемь часов (смеется), не в этом деле, просто фанаты они...мы не привыкли к фанатам тут. Максимум, что фанат сделает тут, это извиниться и попросит у тебя автограф. Но, когда ты уезжаешь отсюда, где ты мог бродить по своему городу и ходить в супермаркеты, пабы или рестораны, что он очень любил делать, и там это было сделать невозможно. Никогда.
Интервьюер: Я слышала, что конвенции могут быть довольно тяжелым опытом и фанаты могут быть довольно бешеными.

Брюс: Он был к этому не привычен. Оставаться в отеле и использовать другое имя. Просто это постоянное...он не...он любил своих фанатов, очевидно, фанаты причина, почему ты это делаешь...

Интервьюер: Но там было немного сумасшествия.

Брюс: Точно. И, конечно, некоторые из них ненормальные, но это то к чему нужно быть готовым.

Интервьюер: Конечно, трудно отличить искренних ненормальных от сумасшедших ненормальных.

Брюс: Именно. Хорошо, что я столкнулся с фандомом благодаря борьбе. Из-за разных стран, в которые я ездил, мне приходилось выходить с черного хода стадионов, охрана с автоматами в ЮАР сдерживала толпу, пока я уходил. На Фиджи, когда я шел по улице, за мной ходило человек тридцать. Поэтому я был в курсе, мне писали письма и все такое. Я через это прошел.

Интервьюер: Я понимаю, что сила чувств некоторых людей к Кевину должно быть его немного пугала, но был ли ты удивлен реакции после его смерти? Фонду, собирающему средства, и прочему?

Брюс: Нет, нет, нет. Я знал, что так и будет. Потому что он...было кое-что в Кеве, даже, когда на него свалилась слава...кое-что, касаемо фанатов. Он никогда не относился плохо к поклонникам.

Интервьюер: Он был очень популярен на конвенциях.

Брюс: Я могу описать Кевина тремя словами: Кевин Любил Людей. И люди любили Кевина. Это точно описывает его, потому что он всегда находил время. Даже, если спешил куда-то, или что-то в этом роде, и кто-то подходил к нему и бла бла бла, они пытались втянуть его в беседу. Вместо того, чтобы быть невежливым и сказать: «Эй, приятно встретиться с тобой и, кстати, мне пора», он продолжал болтать. И я приговаривал: «Пошли...» Но у него всегда было время для них. Вот в чем дело. Даже в самое занятое время он ходил тренировать команду по регби своего сына, и он всегда занимался чем-то для местной благотворительности, все, что он мог сделать...для людей.

Да, это забавно. Дело в том, что фандом, когда мы поняли насколько он велик, когда нам пришлось остановить американский фандом...потому что он стал слишком большим. Мы все время были завалены. То есть, когда Кевин работал, и он был одним из тех актеров, которые работали постоянно, у него вряд ли было время. Когда ты снимаешься по 12-14 часов в день, тебе нужно найти время на детей, тебе нужно то и это, и у тебя есть президент фан-клуба, который говорит: «Эй, нам нужна информация про это, нам нужно то-то». Стало слишком сложно. У нас был британский фанклуб, который был почти на месте. Мы и его, вроде как, заблокировали. Единственным действующим был немецкий, но он не был...

Интервьюер: Он был более управляемым?

Брюс: Да, но вот в чем дело. Боже, недавно я писал ответы на электронные письма, которые я должен был передать семье Кевина, и это заняло у меня шесть с половиной часов.

Sword and Staff

Интервьюер: Итак, для тебя было тяжело балансировать. Ты должен был содействовать развитию популярности кого-то и понимать насколько важны фанаты, и, в тоже время, ты беспокоился о личной жизни своего друга.

Брюс: Ну, сейчас стало немного потише. Прекрасный отреагировал сайт Sword and Staff, они собирают деньги, есть пара добросовестных групп, которые были выбраны для сбора денег.

Интервьюер: Я слышала, что люди бы лучше жертвовали непосредственно в фонд. Sword and Staff пытались взять на себя взносы многих участников Зенаверс, как вы к этому относитесь? Есть ли в этом конфликт?

Брюс: Все...эээ...намного проще. Sword and Staff – надежный ресурс. Мы были бы рады, если бы они занимались сборами. То, как это устроено, это все, что мы можем сделать в такой спешке. Основные попечители: Люси Лоулесс, Майкл Херст, Саймон Праст (директор оклендской театральной компании) и я.

Фонд Кевина Смита:

Интервьюер: В совете попечителей семь членов?

Брюс: Да, они прекрасны.

Интервьюер: Сколько времени ты на это тратишь?

Брюс: Не знаю. Это неопределимо. Много. Сейчас не так плохо, но когда это только случилось – то по 17 часов каждый день.

Интервьюер: Могу ли я спросить, что ты подумал, когда только услышал новость?

Брюс: Мне было просто...плохо. Я чувствовал себя, мммм, я...было трудно это осознать, это было так внезапно. То есть, причинами, по которым он отправился на эту китайскую съемку, была возможность поработать с постановщиком трюков из «Крадущегося тигра, затаившегося дракона».

Интервьюер: Как называется этот фильм и когда он выходит?
Брюс: «Warriors of Virtue: The Return to Tao». Китайские фильмы теперь продюссирует какой-то конгломерат. Там есть американские деньги, австралийские деньги и китайские. И, насколько я знаю, я не уверен в дате...

Интервьюер: Он выйдет за пределами Китая?

Брюс: Нет, как я понимаю, они делали его для китайского рынка.

Интервьюер: Конгломерат это просто инвесторы, а не студия?
Брюс: Да.

Интервьюер: То есть, они полностью зарабатывают свои деньги в Китае?

Брюс: Да. Они просто приглашали довольно известных людей, кажется, на эту компанию еще работали Уилльям Де Фо и Дональд Сазерленд.

Интервьюер: Это заполнило пробел в расписании Кевина?

Брюс: Это было хорошим предложением, идеальный промежуток после рождества, что, обычно, довольно тихое время. Главным преимуществом в участии, как я уже говорил, была работа с постановщиком трюков из «Крадущегося тигра, затаившегося дракона». На две недели он собирался в учебный лагерь ВМС. Потом неделя репетиций, и 15 недель на Гавайах.

Интервьюер: Что они увидели в нем на пробах в американский фильм?

Брюс: Мы были в ЛА, между конвенциями, у меня были дела там и я забыл, что у нас есть три дня. В это время мы встретились с режиссером по подбору актеров этого фильма Брюса Уиллиса...это было в самом конце октября. Они позвонили ему, чтобы он прилетел в конце ноября, просто чтобы встретиться с режиссером и убедиться во всем.

Интервьюер: И какую роль он должен был сыграть?

Брюс: О, очень хорошую роль, очень хорошую. Там было...там все было. Это было то на что я, мы, работали 12 лет. Все был на месте. Он играл хорошего парня, он играл одного из напарников Брюса. Этот была команда экспертов, которую Брюс собирал вместе для этой миссии, и Кевин был одним из них. Из-за того, что он, как и Брюс Уиллис, любил фитнес, личный тренер Брюса позвонил пока он был в Китае, чтобы просто сказать, что ждет работы с ним, и собирается сделать ему проверку и спросил по какой программе Кевин сейчас занимается. Вот на каком мы были уровне.

Интервьюер: И, убирая все сожаления, чувствовал ли он, что, наконец-то, на правильном пути? Что все карты сошлись?
Брюс: Да, да, да. Перед поездкой в Китай, мы отправились на ужин, чтобы отпраздновать. И я сказал: «Приятель. Вот оно. Все эти тяжелые 12 лет были ради этого». И да, мы отлично провели время.

Интервьюер: Ирония все еще болезненна?

Брюс: Да, но знаешь, это вроде, это...Что я получил из этого, то, что я довел его до этого момента. Скажем, это случилось бы два года назад, и я еще не довел его до этого момента, мы еще были почти там. Но этого мы не добились. Это словно ты тренируешь спортсменов на Олимпиаду, они туда поедут только, если добьются чего-то. Это само по себе огромное достижение. И чтобы не произошло потом...

Интервьюер: Ты знал, что он этого добился.

Брюс: Да, конечно. Это то, как я понял, что нужно делать в сложившихся обстоятельствах. Я неожиданно потерял свою жену девять месяцев назад из-за рака. Внезапно. Столкнулся с...как бы это назвать....ладно, это трагедия, но что означала наша совместная жизнь? И ты понимаешь, что, да, мы прожили вместе чертовски хорошую жизнь. И я счастливее большинства людей. У нас было совместное время. Нужно пытаться искать положительные моменты. Нужно искать позитив, там, где негатив, иначе ты просто скатишься вниз, вниз, вниз.

С Кевином мне тоже нужно было так думать, что мы, по крайней мере, добились этого. Дверь была открыта, договор был заключен. Он ждал отбытия в тренировочный лагерь ВМС так же, как фильма. Потому что, ну, знаешь, некоторые люди любят спорт. И таким был Кев, и я такой. Я всегда пытаюсь заставить моих актеров заниматься спортом. Ты тренируешься и получаешь кайф от физических трудностей. Он так ждал поездки в этот лагерь. Это было просто как «Если мне нужно туда поехать, то я не хочу выглядеть, как «неженка»(смеется)

Интервьюер: Были какие-то предчувствия?

Брюс: Думаю, это было, как с моей женой. Я помню день, когда врач сказал, что «Это серьезно».

Интервьюер: Это произошло внезапно?

Брюс: Совершенно внезапно. У нее была астма, и мы думали, что это просто астма. Они проводили проверку и нашли рак в легких. От диагностики до смерти прошло семь недель. За неделю до этого она ходила на йогу по четыре раза в неделю.
Интервьюер: Не могу представить, как это потерять любимую женщину. Мы были вместе всего два года, и что это значит для тебя...

Брюс: Мы были вместе 30 лет...И (пауза) с Кевом мы дружили 12 лет...

Интервьюер: Я спрашивала людей по поводу вопросов тебе, возможно, самое время их задать. Самый очевидный: Самое приятное воспоминание?

Брюс: Воспоминание? Это просто Кевин. У Кева всегда было чувство юмора. Потрясающий юмор. Любовь. Как я говорил, он любил людей, любил жизнь. И самым главным был его юмор.
Интервьюер: И самым забавным моментов с ним был?
Брюс: Смешным?

Интервьюер: Или самым странным.

Брюс: (смеется) Ах. Боже. Думаю, одна история подойдет – я рассказал ее на поминальной службе. Она покажет тебе, каким был Кевин. Кевин, из-за того, что он строго придерживался диеты, режима тренировки и все другого, должен был внимательно следить за всем. Когда мы шли ужинать, то пили вино или что-то другое. Но на его багете не должно было быть масла или чего-то подобного. Вот так он жил. Днем он питался очень строго. Ну, тунец, рис и прочее. Но после полуночи все менялось. Казалось, что после полуночи все не имело значение. Потому что после полуночи были открыты только бургерные и тому подобные заведения, и если мы ходили куда-то ужинать или выпить в клубе, то по дороге домой он ел. Он должен был поесть. Я говорил ему: «А как же твоя диета, приятель?». И он отвечал мне: «Ну, эээ, все в порядке, потому что это было в середине ночи (смеется) и это было в темноте, поэтому все в порядке».

Фактически, самое смешное, и связанное с этим, что в последний вечер, что мы были с ним в ЛА, мы начали с ресторана нашего друга в Беверли, а потом пошли выпить. И потом с приятелем, что владел рестораном, мы пошли в Lucky Duck. А это лучший китайский ресторан к Лос-Анджелесе. Мы пришли, как гости, и отлично поужинали. А потом другие друзья отвели нас в The Deep. Это новый клуб, который показывали в «Одиннадцать друзей Оушена». Там есть сцена в фильме, где они в ночном клубе, и это настоящий ночной клуб, мы с Кевом были гостями на открытии. И мы пошли туда в ту ночь. И, когда мы оттуда уходили, еще один наш близкий друг Джо Саттон, чей сын также владеет ночным клубом, сказал нам: «Я не смогу с вами пойти, но мой сын вас ждет, вот адрес». И нас отвезли туда и мы пошли в еще один ночной клуб. Ну, ночной клуб закрывается, все выходят, и это было в районе...ну, я не знаю ЛА так хорошо, как Кев, но это были какие-то закоулки и было непонятно, где мы находились. И мы стоим там, люди расходятся, никаких такси. Я спросил: «Где мы?», он ответил: «Я не знаю». И мы решили найти главную улицу. Мы шли и много говорили...

Интервьюер: Пошли пешком в ЛА? Это разрешено?

Брюс: (смеется) О, да. И мы шли и шли и не могли найти эту чертову главную улицу. В конце концов: «А, вот и эта улица», мы вышли на нее и она была пустынной, потому что было где-то 2:30. И мы бродили по округе, и, как только, мы почти дМы внезапно поняли: «Дерьмо, мы в плохом районе». Восточный Голливуд.

Интервьюер: Жесткие нравы?

Брюс: Ага. «Что нам делать?». Мы ведь не можем просто подойти к ним и поздороваться, нам нужно было продолжать идти. Мы решили идти друг за другом, постараться не смотреть ни на кого и, конечно же, постараться не столкнуться ни с кем из них. И мы в середине этой толпы и следующее, что я слышу это: «Эй, Роб! Роб!». Я подумал: «О, нет!». Я повернулся и он сказал: «Погоди минутку, приятель», там был киоск с хот-догами.

Интервьюер: А ты просто хотел убраться оттуда к чертям собачьим, да?

Брюс: И он ушел и вернулся с четырьмя хот-догами (смеется). И я стоял там, с этими, ну, с этой частью ЛА...К счастью, как я уже сказал, он вернулся с 4 хот-догами и мы пошли дальше. И я сказала: «Приятель!!!», а он ответил: «Ой, я был так голоден!». А ведь меня могли...ну, знаешь (смеется) Поэтому, даже в середине ситуации, после которой мы могли просто пропасть без вести, все о чем он думал – это его желудок.

Интервьюер: А что ты можешь сказать о Фонде людям, которые бы хотели сделать пожертвование?

Брюс: Фонд для Сью, чтобы она смогла вырастить детей так, как хотел бы Кевин.

Интервьюер: Как Кевин застраховался на такой случай?

Брюс: Ну, китайский фильм был за фиксированную плату, и он только стал членом гильдии актеров экрана, чтобы сняться в фильме Брюса Уиллиса.

Интервьюер: Кажется странным, что тот, кто так много работал, не был застрахован.

Брюс: Ну, есть фонд помощи при тяжелой утрате, но ты знаешь как...

Интервьюер: Но этого не хватит на то, чтобы вырастить или обучить детей?

Брюс: Конечно, нет, хотя каждая мелочь помогает. Но ты можешь только представить выплаты, потому что ирония в том, что в Новой Зеландии никто, даже не смотря на то, что Кевин был успешен и неплохо зарабатывал, никто не получит больше. Неважно кто ты, плата одна. Тут всего-то едва 4 миллиона человек.

Интервьюер: Предположительно, именно поэтому некоторые компании расположены тут, из-за того что цены и налоги намного ниже.

Брюс: Да, и это  факт жизни.

Интервьюер: И смерти. Как ты думаешь, как бы Кеви хотел, чтобы его помнили?

Брюс: Я думаю, дело в том, что со всей его славой и популярностью, они никогда не менялся. Он всегда был Кев, а не Кевин. Близкие друзья, семья, они все говорили Кев. И я думаю, что каждый актер, что его знал, говорил: «Этот парень был таким скромным». У него было все, но он никогда не проталкивался, не попирал никого, он был просто Кев. И он любил быть самим собой, и когда он делал свою работу, он был своим героем. Многие люди не умеют: «Я буду просто самим собой, а потом я пойду и буду делать свою работу». Потому что побеждает эго, ты видишь это на примере...многих.

А с ним такого не было. И, я думаю, люди бы хотели запомнить его, как Кева. Люди любили его, просто любили. Люди подходили к нему, дети подходили к нему и у него всегда было время, просто всегда было время. Просто старый добрый Кев. Это было бы...так и должно быть.

Тоберморей [название маяка на острове Малл, прим.переводчика]

Интервьюер: Вот, что я заметила в твоей биографии, так это то, что твое агенство зарегистрировано в Тоберморей. Это название здания или твоего дома?

Брюс: Да, это мое здание. Причина в том, что мой дедушка был смотрителем маяка на острове Малл. Я проводил там мои летние каникулы. И, хотя много путешествовал по миру, мои детские воспоминания – это нечто особенное. Мой офис в этом здании, которая является 120-ти летней виллой.

Интервьюер: Много в Окленде зданий такого возраста?

Брюс: Да, есть несколько. Тут внизу есть улица, это в старом районе, все дома там называют виллами. Я использую символ маяка для людей, которые не могут найти гавань.

Спорт

Интервьюер: Я нашла много упоминаний о спорте в твоей юности. Ты, определенно, был успешен в борьбе, но не ясно была ли она профессиональной, греко-римской или какой?

Брюс: Я боролся на любительском и профессиональном уровнях, и пять лет подряд был обладателем профессионального титула Содружества.

Интервьюер: Сколько матчей ты проводил, чтобы сохранить титул?

Брюс: Я потерял счет. Я ездил в тур по странам: в Австралию на шесть недель, Японию на шесть недель. Я очень много путешествовал. Я задерживался в каком-то городе всего на один день. Ты не поверишь, как я использовал паспорта – я имею в виду штампы! Когда я смотрел на них в потом, то люди говорили: «Дерьмо, ты был там и ты был тут», ага, но, ей, каждый номер в отеле одинаков, если у тебя нет времени. Когда я был в ЮАР, то боролся всегда два раза в неделю. И мне удалось увидеть всю страну. И это было прекрасно, потому что у меня было свободное время. Когда я был в Японии, а я ездил в турне туда каждый год, то за шесть недель у меня могло быть всего пять выходных. Из них три можно было путешествовать, потому что пока ты путешествуешь, ты тренируешься.

Путешествия

Интервьюер: Ты назвал свое здание Тоберморей, чтобы связать его со своим прошлым, после всех этих скитаний?

Брюс: Да. Я приехал сюда [в Новую Зеландию] из-за дамы, которая стала моей женой [которая была новозеландкой]. Чтобы получить титул Содружества, я должен был бороться тут. Я приехал и просто влюбился в это место. Мы купили дом и продолжили путешествовать.

Интервьюер: Иммиграция тогда, должно быть, была проще?

Брюс: О, да (смеется). Конечно, мы женились, то я тогда все равно уже был кивийцем.

Врываясь в шоу-бизнес

Интервьюер: Когда ты сюда переехал, ты на тот момент уже играл или работал каскадером?

Брюс: Да, но в Лондоне актерство и работа каскадером уже стали отходить на второй план, потому что у меня тогда было много дел. Одним из них было актерство. Я принимал участие в любительском театре, импровизациях. В тоже время, чтобы заработать денег, я работал охранником в игорных клубах: Плейбой Клуб Окленда и подобные места. Я мог заработать деньги так, когда прибыл сюда. Я получал какие-то мелкие роли на ТВ и в рекламе, это тоже было хорошо. Когда я стал борцом, то уже где-то через год стал получать большие роли. Мне действительно повезло.

Интервьюер: Всегда говорят, что в 60-е количество денег, доступных в профессиональном спорте, было ничтожным в сравнении с нынешними временами.

Брюс: Так и было. Но я работал четыре раза в неделю и зарабатывал в три раза больше, чем среднестатистический человек. Дело в том, что я мог провести четыре или пять матчей в неделю и все равно найти время для работы каскадером.

Интервьюер: Когда ты решил заняться менеджментом?

Брюс: Думаю, все к тому и шло. В моей жизни произошли определенные знаковые вещи. Люди действительно спрашивают меня почему я работаю агентом? Почему я хочу присматривать за людьми? Когда я тренировался в Шотландии, где они снимали «На игле», это тяжелое место, один из самых тяжелых районов.

Интервьюер: Так всегда было, да?

Брюс: О, да. И в те дни я обычно садился на автобус и потом шел в пабы. Однажды я был с одним парнем, который был намного старше меня, и мы с ним шли по улице и увидели ребенка, одного из жителей этих многоквартирных микрорайонов, с мячом, который он бил о стену. Бил и бил, заставлял постоянно находится в воздухе. И этот парень сказал мне: «Видишь его? Он, возможно, мог бы играть за сборную Шотландии, но никто его тут никогда не найдет». Мне тогда было лет 16, но я все четко помню, потому что это был «дерьмо, а ведь ты прав» момент. Потому что я знал, что у него никогда не будет возможности, хотя у него и потрясающие способности.

Интервьюер: И ты понял, что ему нужен учитель или кто-то...

Брюс: ...кто-то, кто придет и заберет его от всего этого. На самом деле, тот парень говорил, что есть много депрессивных районов, из которых тебе не выбраться. Можно увидеть талант, но...Но это остается. Потом, иронично, когда я закончил школу, то два с половиной года учился бухгалтерскому учету, и я это ненавидел, но думал, что нужно получить какое-то образование, но я понял, что мне это не нравится. Но у меня было это...финансовое «чутье», если хотите. Потом, когда я стал борцом, я сам заключал свои сделки.

Интервьюер: Ты сам вел переговоры и заключал свои контракты?

Брюс: Да. Потом, когда я стал именем нарицательным в Новой Зеландии, тогда это было просто что-то огромное, мы продавала наперед по 17 недель.

Интервьюер: Наверное, очень удобно иметь имя Роберт Брюс.

Брюс: (смеется) Ну, я также носил килт и все прочее. Это работало. В общем, травмы свое брали и я думал о том, что моему телу пора отдохнуть. Телепродюсер сказал: «У нас есть сериал, действие которого происходит во времена депрессии, и там есть история, которую мы писали с оглядкой на тебя». Они заставили сценариста вписать меня в два эпизода. Там была гостья, британская актриса, которая была женой главного режиссера театра Меркури, который был нашим главным театром, и она мне сказала: «Ты когда-нибудь выступал на сцене?». Она познакомила меня с ее мужем и я сыграл в трех пьесах. Пока я там был, из-за того, что в то время в Новой Зеландии не было агентов, то понял, что большая часть актеров играло в театре, потому индустрия была маленькой, и режиссер эпизода, в котором я играл, сказал мне: «Ты когда-нибудь думал о менеджменте?»

Интервьюер: И откуда это взялось?

Брюс: Думаю, это случилось потому, что он присутствовал при том, как продюсер пытался заключить со мной договор. Они хотели заставить меня подписать контракт и говорили: «Это деньги», а я просто смеялся. Они сказали мне, что раз я каскадер: «То почему бы тебе самому не ставить себе трюки?». Я согласился. И они сказали, что так могли бы сразу увеличить оплату. А если я еще и найду парней, с которыми буду драться в сцене...

Менеджмент и актерская игра в Новой Зеландии

Интервьюер: А теперь, как все? Вижу, что теперь есть несколько агентств.

Брюс: О, индустрия растет. Мы говорили о двадцати, тридцати годах назад.

Интервьюер: Каждая нация, кажется, имела свой бум в производстве фильмов и телевизионной продукции. Как тяжело новозеландским актерам теперь?

Брюс: Попасть на экраны большого мира?

Интервьюер: Как канадцы в Британии, мы очень хорошо понимали, что рынок, обычно, в другом месте.

Брюс: Нужно где-то начинать. Если у тебя есть талант, то у тебя есть шанс здесь, возможно, потому что страна меньше.
Интервьюер: Ты сказал, что тут нет открытых прослушиваний. Это больше похоже на собеседование с резюме или биографией во время кастинга.

Брюс: Да, актеры здесь собираются вместе, разговаривают и делятся с другими: «О, а ты был на этом прослушивании?». В других странах актер бы никогда не сказал другому актеру на какую роль они претендуют, потому что тот может получить их работу. Здесь все по-прежнему ориентировано на семью. Но это, как и везде. Если в тебе что-то есть, то ты справишься с тем, чтобы мир узнал о тебе. Это мое наблюдение.

Интервьюер: Спасибо большое за потраченное время.

Брюс: Всегда пожалуйста.

  • Автор (составитель): G.B. Caddell
  • Переводчик: Sekmet
  • Источник: whoosh.org
  • Дата публикации: 15.02.2016
  • Оговорка: Распространять и копировать данный материал (или его части) запрещено без разрешения автора и указания ссылки на источник. Пользователь, нарушивший данное правило, несет ответственность согласно Части 4 Главе 70 ГК РФ.
Прочитано 813 раз
Опубликовано в Интервью/статьи

Поддержи XenaWP.ru

Администрация

Удивительные странствия Геракла

"Удивительные странствия Геракла" ("Hercules: The Legendary Journeys") - приключенческий сериал, снятый в жанре фэнтези и повествующий о приключениях Геракла - древнегреческого героя, сына Зевса и Алкмены, и его лучшего друга и спутника Иолая.

Удивительные странствия Геракла

Сюжет сериала начинается с того, как Гера, мачеха Геракла, которая ненавидит его как вечное напоминание измены ее мужа, приказывает убить семью героя. Читать далее...

Случайная цитата:

Арес: Так что привело тебя сюда? Зов плоти?

Эпизод ЗКВ 610 Ферма старого Ареса

СабВС

Сабберский виртуальный сезон - переводы на русский язык зарубежного виртуального сезона ЗКВ, в основе которого лежат романтические отношения героинь сериала - Зены и Габриель.

Сабберский виртуальный сезон

Сабтекст в сериале Зена - Королева Воинов

Журнал "За Кадром"

Журнал За Кадром - проект, созданный Зенайтами форума ShipText. ЗК написан в стиле юмористического журнала и призван удивить дорогого читателя чем-то неожиданным и оригинальным. Сюжеты выпусков рассказывают о выдуманных приключениях героев сериалов Зена - королева воинов и Удивительные странствия Геракла и содержат множество интересных рубрик, среди которых "Статьи", "Репортажи", "ТОПы", "Анекдоты" и многие другие. На сегодняшний день создан 31 выпуск журнала "За Кадром"

Журнал За Кадром

© 2006 - 2019 XenaWP.ru. Копирование и распространение материалов с сайта возможно только с согласия автора и администрации, а также с указанием имени автора и ссылки на источник.