Chakram

Это интересно:

Люси настояла, чтобы имя Рене появлялось в начальных титрах

Зена - королева воинов

"Зена - королева воинов" ("Xena: warrior princess") - сериал, повествующий о приключениях бесстрашной воительницы Зены и ее спутницы Габриель.

Зена - королева воинов

В прошлом Зена была Грозой миров, Завоевателем, сеющим страх и разрушения, но после встречи с Гераклом воительница расскаивается и становится на путь исправления своих ошибок. Читать далее...

РусШВС

Русскоязычный шипперский виртуальный сезон - проект родившийся в 2003 году силами пользователей сайтов AresTemple и ShipText. Это виртуальное продолжение сериала "Зена - Королева Воинов", подразумевающее наличие романтической линии между Королевой Воинов и Богом Войны.

РусШВС

Храм Ареса

Переводы ШВС

Шипперские Сезоны - это набор виртуальных сезонов сериала "Зена - Королева Воинов", которые идут сразу за финальными эпизодами сериала. Прежде всего, они сосредоточены на отношениях Зены и Ареса, постепенно развивающихся в течение сезонов, но в то же время важную роль играют и другие герои, такие как Габриель, Ева, Вирджил, а также новые персонажи.

ШВС

Если бы подбородки могли убивать. Глава 28-30

Разместила  21.05.2015 09:20
(0 голосов)

Глава 28

Первый «Голливудский» фильм «Ужас, поглотивший город Моторов»

Пришло время для нового проекта. Теперь я был актером с визитной карточкой, черт побери, и мы с мальчиками собирались отправиться в «Голливуд». Несколько лет до этого Сэм придумал идею о двух сумасшедших серийных убийцах, назвав ее «Неумолимые». Он нанял своих новых приятелей, братьев Коэнов, помочь ему отполировать сценарий.

 

Сэм: Эдна, наш редактор, сказала: «Тебе стоит почитать сценарии мальчиков Коэнов, они такие хорошие авторы». И я подумал: О, Боже.
Брюс: Еще одни.
Сэм: Ты знаешь, брат Джоэля Итан был обычным счетоводом в Мейси в то время, и я решил, что сценарий, скорее всего, будет ужасный, но я прочитал его, потому что мне нравился Джоэль. Я прочитал его и подумал: «Это правда хороший сценарий. Эти ребята знают, как писать». Мне нужна была помощь, потому что наш был так себе и они приехали, чтобы помочь мне с этим.

Если бы подбородки могли убивать

Сюжет был похож на тот, что часто использовал Хичкок: тихий главный герой (в этом случае установщик камер наблюдения) оказывается в паутине из страха, убийств и ужаса. Наш учитель Ирвин Шапиро приложил руку к созданию нового названия для фильма. Он решил, что если там будет слово «Убийство» и буква «Х», то название привлечет внимание киноманов. Кто мы были такие, чтобы сомневаться в нем?

Если бы подбородки могли убивать

Фильм стал называться «Убийцы ХУХ» и, основываясь на силе «Зловещих мертвецов», мы получили финансирование.

В то время мы понятия не имели насколько был хорош опыт съемок «Зловещих мертвецов». Да, мы пустили под откос четыре года своей жизни и не скопили ни цента, но у нас был полный творческий контроль. Перейти в большую лигу означало постоянно иметь дело с поочередно, то мучительно конкретными, то смутными требованиями студии – в отличии от дантистов Мичигана, Голливудские боссы интересовались всем.

Эмбасси Пикчерз, наш новый начальник, был детищем ТВ-гуру Нормана Лира. Его прикосновение Мидаса, как предполагалось, перешло бы и на полнометражные фильмы. «Волна преступности» (новое название, полученное благодаря отделу маркетинга Эмбасси) превратилось из фильма в дипломную работу по смирению. Все время предполагалось, что главную роль Вика буду играть я, но непримиримое начальство в Эмбасси видело все иначе и настояло на пробах.
«Почему я должен пробоваться на это?» - спрашивал я себя. – «У меня не было проб для «Зловещих мертвецов»».

Итак, в фотостудии Майка Дитца (где ж еще?) мы сняли сцену на 16 мм пленку и представили ее руководителям студии. Начальство выдало вердикт: Брюс Кэмпбелл не будет звездой в этом фильме. До этого момента мы никогда не слышали слово «нет» в контексте съемки фильмов. Сэм любезно предложил мне второстепенную роль Ренальдо «Подлеца». Как сопродюсеру этого фильма уменьшенное экранное время позволило мне принять более активное участие в процессе съемок; это было хорошо, потому что в производстве нам нужна была любая возможная помощь.

Голливудский актер

«Волна преступности» позволила впервые столкнуться с этой странной разновидностью людей. Студия настояла, чтобы в съемочной труппе были именитые актеры на главных ролях, что позволило бы продавать фильм по всему миру.

«Это странно», - думал я. – «Разве мы недавно не сделали тоже самое с совершенно неизвестными актерами?»

С начальным бюджетом в 2,5 миллионов ожидания были немного выше – фильм должен был хорошо продаваться, поэтому актеры на главные роли были выбраны в ЛА.

Вместе с дорогой ценой, каждый «голливудский актер», которого мы наняли, обладал, скажем так, «уникальными качествами». Потому как я был сопродюсером и временами актером, мне пришлось заниматься актерами или, точнее, их проблемами. Ко времени окончания съемок, я бы мог опубликовать докторскую диссертацию по сумасшествию.

Однажды со мной связались по рации.

Клаудия: Брюс, тебе лучше прийти на съемочную площадку...
Брюс: Что такое?
Клаудия: Луис психует – она не хочет выходить из ее трейлера.
Брюс: Это еще почему?
Клаудия: Мы не знаем...

Если бы подбородки могли убивать

Когда я подошел к трейлеру Луис, из него выбегала гримерша.

«Она только что кинула в меня щипцы...»

Я постучал в дверь и спросил могу ли зайти. Неуверенно, Луис согласилась. Когда я зашел, то в жизни не был так шокирован. Луис покрыла свое лицо белым клоунским гримом и накрасилась ярко-красной помадой.

«Эта гримерша не понимает, как нужно меня красить», - настаивала она. – «Поэтому я решила сделать все сама».

Не было особого смысла спорить об искусстве грима, потому что мы уже отставали от графика. Решение оказалось довольно простым – Луис могла накраситься, как хотела, с утра, а потом мы заманивали ее на площадку, прочь от любых зеркал, и полностью переделывали ее макияж под прикрытием «слегка поправить».

Брион, талантливый характерный актер, слишком серьезно воспринял свою роль преступника и в лоскуты разнес свой номер в отеле Рамада. Объяснение было классическим: призрак бывшего парня его девушки был в электропроводке, поэтому им пришлось ее всю вырвать.
И они еще говорят, что кокаин – опасный наркотик.

Плохой полицейский, ужасный полицейский

«Волна преступности» была фильмом про плохих и хороших парней, пока мы договаривались о различных услугах в Детройте, мы встретили несколько реальных персонажей. Братья Хьюз были классическим примером. Эта пара юристов владела местом под названием отель Таллер. В двадцатых годах прошлого века это было знаковым местом. Распложенное в самом сердце Детройта, оно было напоминанием того, каким был горд Моторов. Тысяча двести номеров, элегантный вестибюль и бальная зала с дубовой фурнитурой ручной работы. В 1983 году здание должно было стать домом престарелых для сотрудником AFL-CIO. Чтобы получить доступ, мы должны были получить согласие владельцем – братьев Хьюз. В беседе, достойной фильма братьев Коэнов, мы попытались убедить этих ребят позволить нам использовать их отель для съемок.

Если бы подбородки могли убивать

«Сколько вы можете заплатить?» - начал Джон «Хороший полицейский». Мы с Робом переглянулись.

«У нас десять тысяч долларов», - объявил Роб.
После этого Майк, «Плохой полицейский», вскочил, всплеснув руками.
«Знаете что, ребята, у меня есть дела и поважней».
И он исчез в своем офисе.
«Разве 10 000 не были целой кучей денег?», - спросил я себя.

Джон, «разумный брат», с оправданием сказал: «Ребята, вы должны простить моего брата Майка – он немного нервный. Скажу вам вот что, подумайте сколько вы действительно хотите нам предложить и я посмотрю смогу ли я снова привести его сюда».
Мы с Робом снова обменялись взглядами.

«Дерьмо, что эти ребята хотят? А если мы удвоим цену?»

Майк мрачно прошествовал обратно в офис и Роб предложил ему щедрые двадцать тысяч долларов за две недели в этом сыром и гнилом месте.

После этого Майк вскочил с кресла словно его ударило током и без слов исчез. Джон всплеснул руками: «Извините, ребята, если бы я знал, что вы предложите так мало, то даже не пытался бы привести его сюда опять».

Роб и я были ошарашены. Весь бюджет «Зловещих мертвецов» для локаций составлял порядка 2 000. Роб закусил удила и снова повысил цену до невозможных 35 000. Наконец, Майк «вопреки здравому смыслу» согласился и мы заключили договор, но контракт также гарантировал, что братью Хью получат лучшие места в массовке фильма.

Посмотрите пристально сцену, которая была снята в их элегантной бальной зале и вы увидите двух джентльменов во фраках, которые победно улыбаются и заказывают мартини.

Круши и сжигай

До сих пор одно лишь упоминание «Волны преступности» вызывает дрожь у детройских водителей. «Да, вот эта была та еще сучка...» И так и было, это был трехмесячный заплыв против течения. Джон Кемерон участвовал в качестве второго помощника режиссера и получил свою долю страданий.

Если бы подбородки могли убивать

Джон: Я видел «Волну преступности», как настоящую поворотную точку, в каком-то смысле, потому что если ты переживешь подобное, то ничего в шоу-бизнесе больше не покажется тебе сложным.
Брюс: И как это, братишка?
Джон: Это был самый сложный фильм во всей моей жизни, и если бы я был немного старше или не был так юн и наивен, то я бы не выжил. Это было ужасно...ужасно. Профсоюз и правила работы, о которых я ничего не знал и рапорты продюсерам, о которых я понятия не имел. Мы всегда были такими независимыми, что это было больше похоже на: «Кто ты такой, чтобы просить меня отправить это дерьмо Сюзан Какой-то там в ЛА? Скажи ей, чтобы отвалила. Мы тут умираем. У меня нет времени на эту фигню».

Джон Бекер подписался помощником, но он смог унюхать неприятности с самого начала.

«Я отработал первые четыре дня, но подумал: Черта с два я буду продолжать работать на этой херне в качестве помощника», - пояснил Джон. – «Там было так злоебуче холодно, так ужасно. Сэм снимал так медленно. Я сваливаю, мужик, я сваливаю».

Я думаю, что Скотт Шпигель был единственным человеком, который получал удовольствие на съемках.

Скотт: Ты нанял меня и сказал: «Эй, хочешь стать ассистентом?» и я ответил: «Дерьмо, ага, мне пригодится парочка лишних долларов».
Брюс: Но в итоге ты и перед камерой немало раз появлялся.
Скотт: Ага, это было великолепно. В одном кадре я был парнем, который дрожал от холода, стариком в лифте, бомжом в аллее рядом с тобой, гость в ресторане...в общем, всяким таким.
Брюс: Знаешь, что самое смешное – тебя так часто снимали, что мне позвонила по этому поводу Сюзан – она была продюсером в Эмбасси.
Скотт: Правда? Ужасно. Что она сказала?
Брюс: Она сказала: «Я опять видела в отснятом материале этого проклятого Шпигеля. Почему он должен быть в каждой сцене?»

А еще у меня были проблемы из-за чрезмерного «шемпинга». Я решил сыграть тупого ведущего в новостях и Сюзан сразу же это заметила: «Почему ты был в той сцене, Брюс?». «Ну, видите ли, это, в общем...», - пробормотал я, пытаясь найти ответ. «Этот диктор был временной работой для моего героя «Подлеца». Это была полная лажа, но она купилась.

Если бы подбородки могли убивать

У бюджета каждого фильма есть буфер в десять процентов. Благодаря сверхурочной работе, мы превысили его почти на 50%. Когда такое случается, то что-то начинает изменяться. Первым указанием Эмбасси Пикчерз был уволен наш менеджер Джо. Конечно, он не особо занимался делом – его мозги были заняты другими проектами. Я должен был понять намек, когда он настоял, чтобы в его гостиничном номере, что был на три этажа выше нашего офиса, установили специальный Бэтманский телефон. Независимо от того, кто управлял съемочной группой, снимали мы слишком медленно и кто-то должен был взять на себя вину. Сэм казался подготовленным и активно участвовал во всем, поэтому мы с Робом решили, что проблема была не в нем – должно быть, это был оператор Боб. Он хорошо работал, но скоростью не отличался.

Как продюсеры мы с Робом чувствовали себя обязанными «опереться» на него. Однажды вечером после съемок мы подвозили его домой и направляли нашу беседу невинными вопросами.

Роб: Слушай, Боб, скорость съемок довольно низкая. Как ты думаешь, что мы можем сделать?
Боб: Ну, если ты не заметил, Сэм пытается внести в фильм много хитрых штук. Он амбициозный режиссер.
Мы с Робом отлично знали тягу Сэма к разной мишуре, поэтому не могли не согласится.
Брюс: Ну, конечно, Боб, мы все это знаем, но почему там много времени уходит на то, чтобы выставить свет?
Боб: Если вы намекаете на скорость моей работы, я работаю так быстро как могу. Если вы хотите меня уволить, то хорошо, но я не могу и не буду снимать быстрее, чем сейчас.

Бесстрашие Боба закончило наш разговор и он остался до конца съемок.

Сэму нравилось, как выглядел ветер в фильмах. В результате, большая часть «Волны преступности» снималась на пути надвигающегося шторма. Для достижения такой силы ветра, мы приобрели несколько «болотных лодок» из Флориды. Чтобы было ясно, я говорю о лодках с огромным вентилятором позади, который работал на двигателе Шевроле в 350 лошадиных сил.
Одна из таких сцен была снята в городе ночью, как раз перед домом престарелых. Когда заработали ветряные машины, сверху упала и разбилась бутылка. Среди разбившегося стекла мы нашли жалобную записку: «Я не сплю всю ночь из-за шума и начинаю заболевать. Я умираю из-за вас...»

Если бы подбородки могли убивать

Мои многочисленные работы в «Волне преступности», кроме пониженного в должности актера, временного помощника режиссера и няньки для актрис (для этой должности нужно создать отдельный профсоюз) также включали в себя режиссера дополнительных сцен. В случае с «Волной преступности» это означало, что я нес ответственность за съемки двигающихся колес, поворачивающегося руля и странных ног на педали тормоза – в общем, за весь захватывающий материал.

Одна из сцен Сэма предусматривала кадр под крутым углом сверху на реку Детройт. Единственной проблемой было то, что было минус тридцать и вода полностью замерзла. Из-за того, что это не было частью сюжета, нам было поручено избавиться ото льда. Мы начали с кидания вещей с моста Белль Айсл: камни, шины, все что могло пробить слой замерзшей воды. Мне удалось найти шлакоблок и с огромным удовольствием я уничтожил несколько ярдов льда. Просматривая последствия наших действий, я заметил одинокую перчатку, плавающую в воде.
«Смотри-ка», - закричал я. – «Какой-то несчастный идиот потерял перчатку!»

Пару секунд спустя я понял, что она принадлежала мне – я должен был найти тепло и быстро. К счастью, ребята, отвечающие за спецэффекты всегда возили с собой кучу вещей и вымолил у них новую пару перчаток Gore-Tex. В конце концов, когда у нас закончился мусор, мы просто заложили взрывчатку на лед и взорвали его к чертовой матери. Как говорится: «Что угодно для хорошего кадра».

Руби и режь

Съемки закончились спустя двенадцать недель после начала и начался монтаж в нашем стоматологическом офисе в Фернделе. Недовольные скоростью и результатом нашего среднезападного подхода, Эмбасси, в конце концов, отобрало у нас редактирование и бесцеремонно перевезло весь постпродакш в ЛА.

Сэм: Это было ужасно. Это было худшее время в моей жизни.
Теперь я понимаю, что они были кучкой идиотов, потому что если ты снимаешь фильм за три миллиона, то стоит позволить посмотреть на него режиссеру, знаете ли. Позволить ему самому резать его фильм. Позволить ему подбирать звук. И посмотрите фильм один раз, а не когда он готов лишь на половину.
Брюс: Они отобрали его еще до того, как мы начали редактировать.
Сэм: Это и правда было неправильно. Это было так ужасно, ужасно, ужасно и вгоняло в депрессию.

Это означало, что Робу, Сэму и мне нужно было тащить наши задницы на западное побережье, если мы надеялись хоть как-то еще поучаствовать в этом фильме. Все это привело к напряженной встрече в Century City – мозговом центре Эмбасси. Там нас проинформировали, что компания заплатит за пребывание в ЛА двоих из нас, но не всех троих. Чувствуя себя третьим колесом, но ободренный месяцами тяжелой работы, я сказал от имени всех неумолимым тоном:

«Эй, ребята, нас всегда было трое. Мы партнеры. Это что еще за дерьмо такое...»

Не успел я произнести эти слова, как Джефф, бухгалтер, ответственный за подсчет расходов на «Волну преступности», вскочил со своего стула и направил на меня обвиняющий перст.

«Послушай ты, засранец», - начал он, - «Ты хоть знаешь на сколько вы превысили бюджет?»
Я избавлю вас от остальной тирады Джеффе.

В конце тирады ругательств, я решительно ответил: «Послушайте, делайте что хотите, платите за кого хотите – мы втроем сделали этот фильм и мы все будем в ЛА, пока не закончим его».
После этого я встал, чтобы уйти из офиса, но Джефф остановил меня словами: «Эй, Брюс, это всего лишь бизнес..»

Я даже не знал, как отреагировать на эту фразу. Если подобное отношение показывало кино бизнес, то тогда к черту его. Я ушел из офиса и отправился на стоянку. Ожидая в нашем арендованном драндулете возвращения Роба и Сэма, я понял, что мне давно не хватало хорошей ругани. То, что я направил свою радость против абсурдности системы этой студии дарило мне приятные ощущения.

Кучка бесчувственных, жадных уродов! Сказал я себе, смахивая слезу.

Если бы подбородки могли убивать

К чести Эмбасси, в итоге они заплатили за нас троих, чтобы мы увидели «новую версию». В лосанжелеском офисе мы пережили то, что стало почти обязательной функцией в Голливуде – переделка и пересъемка. В случае с «Волной преступности» это означало полное редактирование фильма в угоду «голливудскому» монтажеру, и съемка вводных сцен – нового начала и конца, которые бы более подробно объяснили зрителям, что они увидят в середине.

В конце концов, особого значения не было – такие «кросс-жанровые» фильмы как «Волна преступности» заставляют маркетологов прятаться под столом. Фильмы с одним жанром не вызывают проблем. Если это экшн, то на постере будет кто-то держать пистолет. Если это драма, то вы показываете крупным планом задумчивого главного актера. Комедия немного сложнее, но вы можете задействовать концептуального художника. Объедините жанры и это словно пробка на Мэдисон Авеню.

«Волна преступности», в своем желании угодить всем зрителям, в Сан Диего демонстрировалась как «Разбитые сердца и носы». Зарубежные страны, казалось, более легко отнеслись к замыслу фильма. Во Франции и Италии его назвали «Смерть на гриле» и «Двое самых сумасшедших убийц в мире», соответственно.

После завершения, мы беспомощно наблюдали за тем, как фильм скрылся в пламени видеопроката. Чтобы достичь минимальных требований HBO, фильм показали только в Канзасе и на Аляске. Как говорят:

«Этот фильм не был выпущен, он сбежал!»

В жалкой жизни «Волны преступности» был только один нормальный показ, на Кинофестивале в Сиэттле. Ведущий фестиваля вышел на сцену сразу же после шоу и мудро провозгласил, что фильм, который они сейчас покажут, «глупый».

«Оденьте свои шутовские колпаки», - сказал он толпе интеллектуалов с северо-западного побережья Тихого океана. Так получилось, что моя мама пришла на показ в ту ночь, и благодаря правильно предупрежденным зрителям, она до сих пор утверждает, что фильм был «милым».
Джон Кемером с тех пор придумал «волнопреступную единицу измерения» - сигнал тревоги, который звучит у него в голове, когда он знает, что кинопроект, в котором он будет работать, настоящая лажа.

В целом, «Волна преступности» стал уроком жалкой неудачи – как его не поверни, фильм отвратителен и все, кто участвовал в его производстве, могли выстроиться в ряд, чтобы получить сорок пинков. Как режиссерам, нам не удалось сделать сложную концепцию, а наша студия не верила нам до конца.

Единственное хорошее, что случилось во время всей этой фигни – была зачата моя дочь Ребекка. Пока «Волна преступности» был в постпродакшине, она родилась в Госпитале Генри Форда в центре Детройта.

Глава 29

«Юг воспрянет снова!»

Я видел, как ошибка, вроде «Волны преступности» могла поместить кинопроизводителей в студийный список «не беспокоить». К счастью, у нас были запасные позиции – съемки сиквела успешного фильма. «Зловещие мертвецы 2» призваны были послужить нам для зализывания ран.

Если бы подбородки могли убивать

Роб, Сэм и я томились в ожидании медленно развивающейся финансовой сделки, и, потому что еще не было гарантировано зеленого света, мы не могли дать твердых обязательств членам съемочной группы, хотя мы провели собеседование со многими.

Если бы подбородки могли убивать

А потом случилась интересная вещь. Одна из женщин, которая проходила у нас собеседование, отправилась на юг в Уилмингтон, где Стивен Кинг снимал «Максимальное ускорение» для Дино Де Лаурентис. По какой-то необъяснимой причине, она захватила с собой запись своего собеседования и она упомянула, что она прослушивалась для «Зловещих мертвецов 2», но у нас проблемы с получением денег. После этого, Стивен Кинг позвонил Дино, Дино позвонил нам, и мы оказались в его огромном офисе. Двадцать минут спустя мы заключили договор. Нас настоятельно попросили снимать фильм, как можно ближе к студии Дино в Уилмингтоне, Северная Каролина, но мы были больше заинтересованы в том, чтобы избегать вмешательства студии, поэтому мы решили снимать в пригороде городка Вадесборо. В общем, сценарий зачитывался по громкой связи, так как продюсерам либо приходилось ехать три часа из Вилмингтона или лететь в Шалотту и ехать еще полтора часа.

Вадесборо был тем самым городом, где Стивен Спилберг снимал «Цветы пурпура». Мы думали о том, чтобы снимать там же, потому что владелец земель, Гарри, имел опыт со съемочными группами. «Цветы пурпура» были тем фактором, который заставил Гарри вытянуть лицо от удивления, когда я сказал ему сколько мы собираемся потратить на локациях. Я объяснил, что обычно кинокомпании не устанавливают центральное кондиционирование, гн проводят электроэнергию и девятидюймовые водопроводные трубы для локации, как было с фильмом Спилберга.

«Он был Кадиллаком киноиндустрии, Мистер Г.», - сказал я. – «Мы всего лишь Шевроле Нова». В итоге, Гарри согласился на сделку, если все дополнительные услуги будут проходить через него.

Нашим командным центром была полуразрушенная школа: съемочные локации были построены в спортивном зале, отснятый материал смотрели в аудитории, а из библиотеки получился прекрасны офис, школьную кафетерию не пришлось переделывать под что-то другое, там мы готовили себе еду.

Поезд Боли

Съемки в Вадесборо стали приятным опытом, если исключить погоду. Тед Рейми был бы рад вставить пару слов о температуре, как наружной так и внутренней. Сэм предположил, что оттого, что его брат был молодым и нетерпеливым, он заставит его играть «гнусную ведьму из ужастика».

Чтобы достигнуть желаемого вида, Теда одевали в костюм из пены, вместе с лапами монстра. Требовалось пять часов, чтобы подготовить его к съемкам. Имейте в виду, что температура снаружи была по крайней мере 100 градусов, с влажностью 85%. Внутри спортзала, учитывая плохую вентиляцию и вольфрамовые огни, температура достигала 110 градусов.
Гримеры всегда носили в себе видеокамеру и снимали все те долгие часы работы Теда на съемочной площадке. Мое любимое воспоминание – один из ребят наливает пот из сапог от костюма Теда в чашки Dixie.

В какой-то момент фильма герой Теда должен был кружиться в воздухе и вызывать всеобщий ужас. Чтобы сделать это, его нужно было подвесить на страховочных тросах. В зависимости от того, где их закрепляют на твоем теле, эти штуки либо врезались в промежности, либо резали бедра или сдавливали дыхание. Тросы Теда, как я могу предположить, делали все это вместе. Кроме всего прочего, Тед должен был носить эти проклятые белые контактные линзы. Технологии значительно улучшились с 1979 году, но эти линзы все еще были слишком большими и их нельзя было надолго оставлять.

Самым большим вызовом для Теда, кроме всего прочего, стала необходимость высокоэнергичной игры. В его главной сцене ему пришлось дубль за дублем вертеться в воздухе. Членов съемочной группы, которые стояли неподалеку, обрызгивало его потом.

Посмотрите внимательно в фильме, когда Тед видит моего персонажа и начинает яростно махать – вы увидите ручейки пота, которые стекали через щели в гриме около его ушей. Между дублями Теда опускали на пол и опирали о коробку. Когда он не поглощал бутылками изотонические напитки, то на его лицо водружали кислородную маску до следующей сцены.

«Оно того стоило», - позже объяснял Тед. – «Благодаря этому я попал в Гильдию Актеров».

Если бы подбородки могли убивать

«Зловещие мертвецы 2» потребовали от моего персонажа Эша вырасти от «трусливого обывателя» до «лидера людей». Это был первый раз, когда мне пришлось долгое время тренироваться с гантелями. Мне не требовалось стать качком – тут больше требовалось создать крепкое телосложение, которые бы гармонировало с концепцией герой-в-разорваной-рубашке.
Чтобы достигнуть этого, мне нужна была помощь.

Так появился Мистер Северная Каролина. Этот мускулистый парень помог мне оборудовать мини-тренажерный зал в пустом классе и создать программу, по которой я должен был тренироваться два часа в день, шесть дней в неделю, двенадцать недель. Сэм в своем неподражаемом стиле бродил возле моей двери во время тренировок и кричал: «И ты называешь себя кинозвездой? А ну-ка подними свою задницу и работай!»

Вторая половина программы по приведению себя в форму заключалась в правильном приеме пищи или в том, что не стоило принимать. Ушли в небытие утренние яйца Макмаффинс, кремовые банановые пироги на обед и толченая картошка с маслом на ужин. На их место пришло диетическое мясо, фрукты, рыба и протеиновые добавки. Двенадцать недель тренировок во время подготовки прошли хорошо, но с началом съемок два часа тренировок после двенадцати часов физических пыток на съемочной площадки стали настоящим испытанием для дисциплины.
Как только программа начала действовать и мой организм ускорил метаболизм, я начал изменять форму. Некоторый мои части начали уменьшаться – например, мой живот и задница, а вот грудь и руки наоборот стали больше. Самое интересное в моих изменениях было наблюдать все это в готовом фильме. Так как мы снимали не по порядку, то можно действительно увидеть мои версии до, во время и после.

Сэм Рейми снова наносит удар

Сэм Рейми – экспоненциальный режиссер, его знания о фильмах и техника улучшаются с каждой работой. После двенадцати недель изнурительных съемок, Хамид отметил, что ему придется использовать все технические фокусы, которые он знал, только для этого фильма. Всегда было забавно смотреть на Хамида краем глаза во время сложного дубля, потому что он потел сильнее чем я.

Сэм – техническое животное, кроме отличного знания объективов, он изучал выдержку и экспозицию, те вещи, о которых режиссеры обычно туманно произносят: «Я бы хотел, чтобы этот фильм смотрелся таким себе мрачноватым». Сэм целыми днями доводил своими придирками операторов – и, впоследствии, отдел механических эффектов, потому что им пришлось строить все эти механизмы для его сумасшедших съемок.

Одним из таких приспособлений была «Ремо-кам» - высокобюджетная версия своей коллеги из «Зловещий Мертвецов». Оно состояло из двадцатифутового стального шеста, прикрепленного к тележке, с камерой на конце. Устройство было сделано так, чтобы пробить заднее стекло машины Сэма, затем пройти через всю машину и пробить переднее стекло. Двадцать шесть дублей и шесть стекол спустя, у нас все получилось.

Если бы подбородки могли убивать

Самым жутким механизмом была «Семо-Кам». Это адское устройство представляло из себя вращающееся, металлическое «Х-образное» приспособление, которое прикреплялось к стреле крана. Я был привязан к этому «Х» и вращался вокруг во всех направлениях с разной скоростью. Верн, координатор механических эффектов, пытался вести светскую беседу, когда пристегивал меня.

Если бы подбородки могли убивать

«Итак, Брюс, чем ты сегодня завтракал?»
«А зачем ты спрашиваешь?»
«Потому что я буду прямо под тобой и хотел бы знать, чего мне ожидать...»

Сэм был за управлением. Я был его собственным «Гейм Боем» целый день – и это все для того, чтобы сделать одну сцену.

Еще один эффект назывался «водопад крови». Чтобы получить запись жидкости, падающей горизонтально на большой скорости, потребовалась комбинированная съемка. Чтобы сделать это мы построили наклонные декорации. Камера также была наклонена, чтобы результатом была «нормально» выглядящая перспектива. Чтобы понять это наклоните голову влево. А теперь представьте, что комната вокруг вас тоже наклонилась под таким же углом. Теперь кровь можно было лить с потолка и потоки бы выглядели горизонтальными.

Если бы подбородки могли убивать

Это, однако, означало, что мне придется лежать на боку, чтобы казалось, что я стою. Надо мной был барабан на 55 галлонов с поддельной кровью, закрытый пробкой размером с затычку для ванной. Идея была в том, чтобы потянуть пробку и тогда меня ударит потоком со всей силы.

Сэм: Ладно, Брюс, если что-то пойдет не так и ты будешь захлебываться, то маши руками.
Брюс: Но я и так должен это делать – как ты поймешь разницу?

Сэм посмотрел на меня безучастно и повернулся к парню, отвечающему за механические эффекты.

Сэм: Как долго будет литься кровь?
Парень с эффектами: Достаточно долго, чтобы опустошить 55 галлонов.
Сэм: Ага...точно подметил...ладно, давайте снимать!

Я выжил, чтобы рассказать вам эту историю, но целых две недели каждый раз, когда я сморкался, сопли были ярко-красными.

Сэм никогда не придерживался отраслевых стандартов съемок со скоростью 24 кадра в секунду – 24 кадра в секунду для Сэма было слишком медленно. Многие сцены в фильме были сняты с разной скоростью, чтобы добавить разные эффекты. Одна сцена была снята с последовательностью в один кадр, чтобы добавить анимацию. Это было интересно для актеров, потому что нам пришлось замедлить наши движения в 24 раза...

А еще была проблема с эффектом обратного движения – его можно использовать, чтобы быстро и без проблем получить странные и обычно недостижимые движения от актеров. Просматривая однажды отснятый материал, во время сцены, когда меня преследовал язык моей бывшей девушки (сцена была удалена из фильма), Сэм ткнул на экран и закричал: «Это самая худшая актерская игра в сцене с эффектом обратного движения, которую я видел!». Это можно было услышать только в фильмах Сэма Рейми.

Оставшиеся недели мы провели крутясь, обливаясь, наверное, самым большим количеством поддельной крови, которое было использовано в фильмах, и избивая друг друга мухобойкой. Из-за своей природной твердолобости, я настоял на том, чтобы мы использовали проверенную временем формулу сиропа Каро из первого фильма «Зловещие мертвецы». Визуальные эффекты были неплохие, но я стал объектом желаний для каждой мухи в Вадесборо.

Глава 30

Иди на запад, юноша

Если бы подбородки могли убивать

Теперь, когда «Зловещие мертвецы 2» были готовы, до нас дошло, что мы должны навсегда перетащить свои задницы в Лос-Анджелес.

Одним из инструментов актерской профессии является демо-нарезка – это подборка сцен, которые выдвигают на первый план, то, что, как вы думаете, вы делаете лучше всего. К счастью, у меня были сцены из трех фильмов, которые можно было склеить в подходящую презентацию. Вооруженный этим, и новой стопкой фотографий, я снова связался с менеджером, которого встретил несколько лет назад и он взял меня под свое крыло. Его первой обязанностью, кроме устройства моей карьеры, было найти мне агента.

Если бы подбородки могли убивать

Этот процесс начинался с встречи с любым агентством, в которое тебя мог устроить менеджер - те, которые считали, что на тебе можно заработать – приглашали тебя. Эти встречи обычно проходили в зале заседаний агентства и целью было очаровать всех агентов в комнате, потому как, во многих случаях, они нанимали тебя только если были все согласны. Вопросы сыпались быстро:

«Как ты относишься к телевиденью, Брюс?».
«Никогда не думал об этом».
«А стоит. Это отличный способ стать популярным среди массового зрителя, и для нас будет проще потом дать тебе роль в большом фильме».
«Ага, ладно, я...»
«Чем, по твоему мнению, тебе стоит заниматься, Брюс?»
«Ну, я снимался в независимых фильмах, поэтому подобное меня бы и дальше устраивало...»

Это тот самый момент, когда все агенты в комнате обменивались нервными взглядами, потому что я только что просигналил им, что могу не стать той самой дойной коровой на которую они надеялись.

«Конечно, независимые фильмы – это отличное начало карьеры, Брюс», - предложил агент. – «но в конечном итоге ты бы чем хотел заняться?»

Это был замечательный вопрос, но ответа у меня не было. Раньше мне в голову никогда не приходила идея погонь за Святым Граалем славы и богатства. Я перевез свою молодую семью в Калифорнию потому что это казалось логичным решением, но предположение того, что я, в конце концов, взлечу к славе казалась абсурдной.

«Я рабочая лошадка», - сказал я им. – «Я просто хочу работать».
«Значит, ты будешь сниматься в сериалах
«Конечно, думаю да...»

Очевидно, это был правильный ответ, потому что агентство меня наняло.

Набитый деньгами после сиквела, я быстро купил то, что, должно быть, было последним домом в Южной Калифорнии меньше, чем за сто тысяч долларов – «отличный домик для начала» на улице Делайт в отдаленном сообществе Каньон Каунтри. Самым большим изменением для меня при переезде на запад стала необходимость привыкнуть к безумию Калифорнийской недвижимости. В Мичигане я оставил двухэтажный дом на усаженной деревьями улице, в хорошем месте, который стоил мне 35 тысяч долларов – теперь я получил одноэтажный дом на краю пустыни с грязным задним двором за сумму в три раза большую. Ну, я здесь. Попробую и посмотрю, что получится.

Если бы подбородки могли убивать

К моему удивлению, я получил первую роль на которую прослушивался – роль второго плана в ущербном сериале «Knots Landing». Когда гример изучал мое лицо, я понял, что что-то не так.

«Думаю, нам стоит выщипать тебе брови на переносице», - сказал он с выражением лица военной медсестры.
«Серьезно, зачем?»
«Потому что ты будешь выглядеть гораздо умнее».

По-глупости я позволил ему сделать это, но у него были и другие идеи и он порылся в своей сумке, найдя там бутылочку с надписью «Mellow Yellow».

«Это позволит избавиться от всех веснушек», - пояснил он. – «У Эррола Смита не было бы карьеры без этого раствора...»

После этого он покрыл каждую морщинку, веснушку и любое несовершенство на моем лице. Для него не имело значения какого героя я играю, он был больше озабочен мантрой телевиденья – заставить всех выглядеть идеально.

Этот эпизод, снятый на старой студии MGM, стал для меня откровением – скорость и клинический подход поразили мой мозг. Мишелль Ли, главная актриса, держала в кулаке всю съемочную группу словно строгий сержант и расставляла всех по местам.

«Разве это не работа режиссера?» - спрашивал я себя.

После первого дубля режиссер посмотрел на операторов.

«У вас все нормально ребята?»
«Ага. Нам нравится».
«Круто. Сохраняйте материал и давайте двигаться дальше...»

Один дубль? Эти люди ненормальные?
Я привык к десяти, пятнадцати или даже двадцати дублям, чтобы кадр получился как надо. Это была не киносъемка, это просто позирование перед камерой. Когда я вернулся домой после своего первого рабочего дня, моя жена, Крис, усмехнулась.

«Ты выглядишь красивее меня».

После этого я не соглашался на телевизионную работу целых шесть лет...

Откровение #1A: Голливудский термин «Фабрика звезд» правдив. Ну, по крайней мере, часть про фабрику. "

Между тем, деньги были на исходе. Участие в «Knot's Landing» проделало маленькую дыру в моей финансовой дамбе, но мне нужно было быстро найти другую работу. Мой сын, Энди, был рожден вскоре после приезда в Лос-Анджелес. Кроме восторга, который появляется после того, как второй раз становишься отцом, я понял, что мои финансовые обязательства росли.

До того, как все стало совсем плохо, мне позвонил режиссер Билл Ластиг, с которым я встретился во время попыток продать «Зловещие мертвецы». Он только увидел «Зловещие мертвецы 2» в кинотеатре и был убежден, что я был идеален для его следующего фильма «Маньяк-полицейский».

«Ты полицейский и тебя перепутали с другим полицейским, который вернулся из мертвых, чтобы отомстить плохим полицейским, которые его подставили. Неплохо звучит?»

Идея была дурацкой, но счет в банке убедил меня согласиться на работу. Следующее, что я помню, как я пробирался сквозь толпу на улицах Нью Йорка во время парада дня Святого Патрика, снимаясь в первом фильме «без своих мальчиков». Несмотря ни на что, я чувствовал себя взрослым. «Маньяк-полицейский» был идеальной работой в то время, но у меня было столько долгов, что я бы разорился до конца съемок.

Во время вечеринки съемочной группы, я попрощался и выскользнул в 11:30 вечера. Это было рано для Голливудской вечеринки, но моя форма охранника была в машине и мне нужно было предоставить отчет о работе в полночь.

На страже

Живя в Мичигане, я заполнял пробелы в доходах случайными роботами. Оказавшись снова на грани разорения, я взвесил все возможности и решил, что работа охранника идеально подойдет для оплаты счетов – если у меня днем будут прослушивания, то я всегда смогу заставить себя поднять задницу с кровати и пойти на него. Кроме того, я буду носить форму...

Если бы подбородки могли убивать

В офисе охранной службы «Пустынный Патруль» офицер из отдела кадров рассматривал мое резюме с удивлением.

«Тут сказано, Мистер Кэмпбелл, что Вы заработали 125 тысяч долларов в прошлом году. Это правда?»
«Да, сэр».
«Тогда, что Вы делаете тут?»
«Это было в прошлом году», - я уверен, что он решил, что я тайный алкоголик, но работу я получил: смены с полуночи до 8 утра, ворота №2 на заводе Anheuser-Busch в долине Сан-Фернандо.

Итак, вот где я был – охранял пиво. Честно говоря, я надеялся получить назначение в какой-нибудь дальней части объекта, но не такой был удел в мой жизни – ворота №2 были транспортными и все въезжающие и выезжающие грузовики шли через нас. Каждую ночь, целых восемь часов, мы должны были маркировать и взвешивать нескончаемый поток грузовиков, везущих древесину из бука («состаренный бук», как говорила реклама), зерно и пиво. Мы неплохо ладили с моим напарником по охране ворот до тех пор, как он не узнал меня.

«Дерьмо собачье... ты тот парень из фильмов про «Зловещих мервецов». А ну-ка скажи свою знаменитую фразу».

Если бы подбородки могли убивать

В конце концов, назначение в Detex помиловало меня от ада ворот №2. Это привело к необходимости обходить пешком весь комплекс, прогулка в одиннадцать миль, с необходимостью отмечаться в выданном мне аппарате в определенных местах в определенное время. Мне это вполне подходило – я лучше буду шагать четыре часа в одиночестве, чем слушать болтовню мальчика Керни или курящего травку ничего не знающего Сержанта.
Иногда по утрам, после смены, охранников с мутными глазами собирали для курсов по «Предотвращению терроризма» - не дай Бог пиво попадет в руки врага. Быть охранником было замечательно для изучения персонажей, но пришло время двигаться дальше.

К счастью, студия, которая выпускала «Зловещие мертвецы 2» хотела сделать телевизионную версию фильма, и нам удалось выкляньчить себе заработную плату. Я повесил на вешалку мою форму охранника в тот же день, когда услышал новости. Редактирование «Зловещих мертвецов 2» для телевиденья было абсурдным занятием. Фильм, в своей режиссерской версии, несся сквозь кровавую резню и хаос без особого внимания со стороны моего героя и это все казалось странным мультфильмом от Warner Bros. Уменьшив насилие и сосредоточившись на выражении моего ужаса, мы сделали ужас еще более реальным и тревожным. Какая бы ни была причина, фильм никогда не вышел на экраны ТВ и, скорее всего, никогда не выйдет.

  • Автор (составитель): Брюс Кэмпбелл
  • Переводчик: Sekmet
    Скачать книгу целиком на русском языке
  • Источник: If chins could kill
  • Дата публикации: 21.05.2015
  • Оговорка: Распространять и копировать данный материал (или его части) запрещено без разрешения автора и указания ссылки на источник. Пользователь, нарушивший данное правило, несет ответственность согласно Части 4 Главе 70 ГК РФ.
Прочитано 864 раз
Опубликовано в Интервью/статьи

Поддержи XenaWP.ru

Администрация

Удивительные странствия Геракла

"Удивительные странствия Геракла" ("Hercules: The Legendary Journeys") - приключенческий сериал, снятый в жанре фэнтези и повествующий о приключениях Геракла - древнегреческого героя, сына Зевса и Алкмены, и его лучшего друга и спутника Иолая.

Удивительные странствия Геракла

Сюжет сериала начинается с того, как Гера, мачеха Геракла, которая ненавидит его как вечное напоминание измены ее мужа, приказывает убить семью героя. Читать далее...

Случайная цитата:

Зена (Сирене): У меня есть семья: у меня есть Габриэль, есть Джоксер, и, как это не прискорбно, у меня есть ты.

Эпизод ЗКВ 510 Лира, лира, сердца в огне

СабВС

Сабберский виртуальный сезон - переводы на русский язык зарубежного виртуального сезона ЗКВ, в основе которого лежат романтические отношения героинь сериала - Зены и Габриель.

Сабберский виртуальный сезон

Сабтекст в сериале Зена - Королева Воинов

Журнал "За Кадром"

Журнал За Кадром - проект, созданный Зенайтами форума ShipText. ЗК написан в стиле юмористического журнала и призван удивить дорогого читателя чем-то неожиданным и оригинальным. Сюжеты выпусков рассказывают о выдуманных приключениях героев сериалов Зена - королева воинов и Удивительные странствия Геракла и содержат множество интересных рубрик, среди которых "Статьи", "Репортажи", "ТОПы", "Анекдоты" и многие другие. На сегодняшний день создан 31 выпуск журнала "За Кадром"

Журнал За Кадром

© 2006 - 2019 XenaWP.ru. Копирование и распространение материалов с сайта возможно только с согласия автора и администрации, а также с указанием имени автора и ссылки на источник.